Листовки подпольщиков


Нередко в наших листовках было несколько материа­лов. Такие листовки мы считали маленькой газеткой. Название же у них оставалось прежнее — «За Родину» (позднее «За Советскую Родину»). К примеру, в предмай­ском номере, выпущенном нами в конце апреля 1942 года, говорилось:

«Фашисты стремятся захватить нашу страну, сделать ее своей колонией, а нас рабами, стараются прикрыть это ложью, обмануть наш народ, натравить нацию на нацию.

Пусть же 1 Мая станет для нас днем единения всех сил, направленных против фашизма! Мы вместе со всем советским народом добьемся победы над врагом и будем равными в семье свободных народов Советского Союза!

Только тот является настоящим патриотом своей стра­ны, кто желает победы наступающей Красной Армии, кто помогает ей в тылу врага, кто содействует развитию партизанского движения, ибо только Красная Армия спа­сет нашу Родину! На борьбу, товарищи! Смерть немецким оккупантам!»

Здесь же мы привели отрывок из речи Сталина на Красной площади в Москве 7 ноября 1941 года под заго­ловком «Мы можем и должны победить». Отрывок пере­печатали из «Вести с Советской Родины» — листовки, сброшенной нашим самолетом.

Это была тяжелая работа! Жене Слезкиной и Тане Карпинской приходилось много печатать, и не только днем. Иногда они просиживали за машинкой целыми ночами, плотно зашторив окна. Зато к утру стопки листо­вок или сводок Совинформбюро были готовы.

Но вот беда: оккупанты взяли на учет молодежь. Уже многих они схватили и насильно угнали в Германию на каторжные работы. На тех же, кто пытался уклониться от выезда, устраивали как в городе, так и деревнях облавы.

Над нашей Таней тоже нависла угроза. Что делать? Иду к врачу Кувшинову.

— Макар Павлович, требуется срочная помощь. Крайне необходимо спасти от фашистского рая нашу девушку.

— Ну, раз нужно, так присылайте ее в больницу ко мне на прием — что-нибудь придумаем.

И он придумал. Проконсультировав хорошенько, по­ложил Таню в палату и предложил притворяться серьезно больной. Продержав недели две в больнице, он направил ее на медкомиссию. Кроме Кувшинова членом комиссии являлась врач В. М. Соколова — тоже наша подполь­щица. Они выдали Тане Карпинской справку о том, что она больна и не подлежит отправке в Германию.