Лагеря военнопленных


Помогали Елизавете Ивановне Веремейчик в подполь­ной работе Антонина Павловна Веселова, Татьяна Иванов­на Саперова и другие патриотки.

Не могу не рассказать и о Феодосии Павловне Тарасо­вой. Первое задание она получила от подпольщицы Анны Александровны Ивановой: собирать медикаменты, муж­скую одежду — все, что необходимо для военнопленных и раненых бойцов Красной Армии. Тогда же Иванова сказала ей:

— Мы не одни, в городе действует большая подполь­ная организация.

Это прибавило Тарасовой новые силы. А через не­сколько дней на стене ларька на Быховском рынке она увидела листовку, призывавшую к борьбе с фашистскими оккупантами. Под листовкой стояла подпись: «Комитет со­действия Красной Армии». Возле ларька собралась груп­па людей. Кто-то читал листовку вслух. Все внимательно слушали. Почувствовав неладное, подбежал полицейский, начал стегать людей плеткой. Все разошлись. А полицей­ский принялся усердно сдирать листовку. Но она уже сделала свое дело. Пришедшие на базар собирались не­большими группками, оживленно перешептывались. По рынку зашныряли гитлеровцы, полезли в карманы людей, стали перетряхивать содержимое кошелок — искали лис­товки.

Феодосия Тарасова, Анастасия Прокопенко и ее дочь Анна брали свертки мужской одежды и шли к лагерю военнопленных, который размещался на Луноловском аэродроме. Здесь договаривались с заключенными, кому они могут помочь вырваться на свободу. Теперь приго­дились Тарасовой и знания немецкого языка, получен­ные в Московском химико-технологическом политехнику­ме имени В. И. Ленина.

Она подходила к немцу-охраннику и объясняла ему, что пришедшие с нею женщины нашли среди пленных кто брата, кто мужа или сына. За соответствующую мзду — яйца, сало — охранник разрешал этим пленным покинуть лагерь. Военные переодевались в гражданскую одежду и уходили по указанному им адресу: в пригородную дерев­ню Тишовку. Оттуда их переправляли в партизанские отряды.

Но позднее гитлеровцы не подпускали женщин близко к лагерю, а иной раз стреляли. Тогда Иванова посоветовала им перенести свое внимание на те объекты, куда оккупанты пригоняли военнопленных на работу. Так те и сделали. Незаметно подбрасывали гражданскую одежду, где-ни­будь в глухом уголке пленные переодевались и уходили с объекта, таясь от конвоиров. Явку определили в квартире Анастасии Леонтьевны Прокопенко. Отсюда отправляли их в партизанские отряды. Так, из квартиры Прокопенко ушли Михаил Егорович Федоров, Василий Калабин, Иван Моргунов, супруги Бобровы, Рабинков и другие.