Контакты с партизанскими группами и отрядами


С весны 1942 года, когда установили более тесные контакты с партизанскими группами и отрядами, поло­жение значительно улучшилось. Собранные нами сведе­ния, имевшие значение для партизан или Красной Армии, теперь оказывались у них. Однако часто наши материалы поступали к адресатам с большим опозданием. Партизаны все еще не имели в своем распоряжении рации и не могли передать их своевременно на Польскую землю.

Во второй половине 1942 года нам удалось установить связь с десантными группами майоров И. Г. Наумовича и А. И. Одинцова. Сразу легче стало. Мы получили с их стороны большую помощь, конкретные задания, и разведка но городу и его окрестностям, по железным дорогам резко оживилась. Связь с группой И. Г. Наумовича поддержива­лась через связных Е. Е. Слезкину и П. С. Бирюкова, которые систематически приходили в Могилев. Теперь мы знали, что наши разведданные используются по назначе­нию. И это нас еще больше вдохновляло.

А в декабре 1942 года А. П. Одинцов с помощью пар­тизанского разведчика Митрофана Павлова направил в Мо­гилев спою радистку Веру Зотову с рацией. Радистка по­селилась па квартире М. Я. Новикова. К Михаилу Яковле­вичу начали стекаться все интересовавшие Одинцова сведе­ния. Встретившись с Новиковым, мы договорились о си­стематическом обеспечении его материалами по разведке. Полученные сведения тут же передавались на Большую землю.

Все последующее время, вплоть до моего ухода в пар­тизаны в марте 1943 года, приходилось затрачивать много усилий и времени на организацию сбора и обработку разведданных. Два-три раза в неделю поступало до ста до­несений от руководителей 25—30 подпольных групп и от­дельных патриотов. Бывало, сутками напролет отбираешь, уточняешь, перепроверяешь перекрестным способом, систематизируешь сведения, составляешь сводное донесе­ние. Чтобы не так легко было в случае чего распознать почерк, писал на пакете печатными буквами. Одни данные отправлял на имя Яши — это подпольная кличка Новико­ва, другие готовил для группы Наумовича или же партизан. Пакеты обычно носил сам на явочную квартиру Ольги Николаевны Карпинской. Чтобы не было заметно мое слишком частое посещение этой квартиры, посылал туда и свою жену Софию.

От Карпинской донесения забирала или жена Яши Мария Петровна, или же его мать Ксения Акимовна Но­викова — старушка лет 65. Жила она в предместье Подниколье, недалеко от Карпинской. Чаще всего Ксения Акимовна брала с собой кувшинчик и шла через город к сыну на поселок имени Чапаева, передавала пакет, на обратном пути несла в одной руке кувшинчик с моло­ком в другой — одно-два поленца. Все это делалось для маскировки.