Госпиталь для военнопленных


А произошло следующее. В начале марта 1943 года над патриотами группы «Непокоренные» нависла угроза арес­та. Стало известно о намерении гитлеровцев вывезти оставшихся раненых на запад. Тогда подпольщики, дого­ворившись с партизанами, провели дерзкую операцию…

О ней упоминает Маршал Советского Союза А. И. Ере­менко в своей книге «В начале войны», изданной в 1964 го­ду. В донесении в Берлин полиции безопасности и СД сообщалось, что в Могилеве проводится большая пропаган­дистская работа среди полицейских и служащих нацио­налистических легионов. Как результат в госпитале для военнопленных вспыхнуло восстание. В ходе его четвертая часть немецкой охраны была перебита. 41 человек из числа обслуживающего персонала госпиталя (врачи, фельдшера, сестры, рабочие, сторожа) бежали к партиза­нам. В этом донесении, продолжал А. И. Еременко, далеко не все сказано, но даже того, что решились сооб­щить, достаточно, чтобы понять, как смело и успешно действовали могилевские подпольщики.

Тех, кому не удалось бежать, гитлеровцы перевели в концлагерь Майданек.

Встретившись со мной, Илья Гаврилович Гуриев рассказал, как происходили события. 13 марта в 23 часа ночи благодаря хорошо организованному, молниеносному восстанию охрана госпиталя была уничтожена и все ходя­чие раненые и медработники, вооруженные пулеметом и другим оружием, группами бежали из города. Всего же, по его словам, за время с 1 сентября 1941 и по март 1943 года подпольная группа «Непокоренные» отправила к партизанам 700 раненых. За этот же период в холодных палатах военных госпиталей из-за отсутствия медикамен­тов и продуктов питания умерло более 400 наших бойцов и командиров.

Партизаны радушно приняли пополнение. Утром 14 марта 1943 года 85 человек передали 1-й роте 121-го отряда в деревне Николаевка. Трудно подобрать слова, чтобы описать радость и ликование прибывших! Они впервые после 20-месячного нахождения в фашистских застенках собрались в один общий круг посмотреть друг другу в глаза без боязни, поговорить громко без опасения. В то же время их лица оставались суровыми и сосредоточен­ными: все понимали, что впереди предстоят новые испы­тания, но уже в открытых боях с гитлеровскими захват­чиками.