Гитле­ровский холуй


Возвращаясь от Петровой, размышлял: да, положение ее незавидное. Посещать эту квартиру небезопасно. Я уже знал, кто такой доктор Николай Леонтьевич Степанов.. Как только в Могилев ворвались оккупанты, этот подлый предатель Родины предложил им свои услуги и вскоре был назначен заведующим так называемого отдела здравоохра­нения городской управы. Он очень интересовался, как ведут себя советские патриоты, и сообщал об этом гитле­ровцам. Видимо, с этой же целью Степанов наблюдал теперь п за Петровой, которую знал еще до войны.

Вспоминается еще одно интересное свидание. Проходя как-то по Комсомольскому скверу, я встретил знакомого учителя Владимира Петровича Харитонова. Одно время мы работали с ним в 24-й школе, где он преподавал военное дело и физкультуру. Но теперь, в условиях оккупации, люди как бы заново знакомились. Во время беседы я спро­сил его:

— Владимир Петрович, как вы смотрите па создав­шееся положение?

Он внимательно поглядел на меня и ответил:

— Я знаю, что Россия никогда не была колонией…

Так сказал учитель, старший лейтенант запаса Красной

Армии.

Встретившись в следующий раз, мы пошли к нему на квартиру. Харитонов достал откуда-то из потайного места листовки, сброшенные советским самолетом. В них наша партия и правительство призывали граждан, оставшихся на временно оккупированной территории, подниматься на борьбу с фашистскими захватчиками.

Вскоре опять навестил его и почему-то стал рассматри­вать учебники, которые лежали на небольшом столике в углу комнаты, и ученическую тетрадь для рисования. На одном из последних листов этой тетради была нарисо­вана, неумело, по-детски, картинка: танк с красной звездой громит танки с фашистской свастикой — одни из них уже горят и взрываются, другие поворачивают назад.

— Чьи это учебники? — поинтересовался у Хари­тонова.

— Нашего сынишки Вовки,— ответил он.

И тогда я решил поговорить с Харитоновым более откровенно.

— Петрович, скажите, вы согласны помогать Родине?

Немного помедлив, он заверил:

— Я всегда останусь советским человеком.

— А среди ваших знакомых есть надежные люди?

— Думаю, что есть.

Очень хорошо. Организуйте также поиск и сбор листо­вок, сбрасываемых нашими самолетами. Нужно листовки распространять но городу — пусть люди знают правду. Да и напоминайте им выступление Сталина третьего июля, обращение Коммунистической партии с призывом к совет­ским гражданам. Внушайте нашим людям, что под лежа­чий камень и вода не течет, не так, мол, черт страшен, как ого малюют.

— Правильно, Казимир Юльянович, надо действовать.

И Харитонов уже в 1941 году, с самого начала немецко-

фашистской оккупации Могилева, активно включился в борьбу с гитлеровцами.