Газета «Новый путь»


На переговоры с Сенкевичем пошла Феодосия Пав­ловна. Сначала он наотрез отказался от предложения уйти к партизанам. Тогда Тарасова решила взять его на испуг и заявила:

— Партизаны приговорили тебя к смертной казни, и этот приговор они приведут в исполнение. Пока же дают тебе возможность рассчитывать на жизнь.

Сенкевич побледнел. Встал из-за стола и начал шагать по кабинету. Значит, колебался. Наконец, спросил, мож­но ли ему дать ответ через час?

— Хорошо, я буду ждать возле спуска к речке Дубровенка,— ответила Тарасова.

Позднее Феодосия Павловна рассказывала мне:

— Хожу по переулку и время от времени ощупываю свою гранату. Мне дал ее Федор Петрович Кожемякин и научил, как ею пользоваться. Думаю, явится Сенкевич с гитлеровцами, взорву их и себя.

Но Сенкевич пришел один. Видимо, ходил на перегово­ры к своей жене. Он дал согласие на уход, но спросил, а как ему поступать с семьей? Ведь немцы ее уничтожат. Тарасова обещала переговорить, с кем нужно, и дать ему ответ.

Посоветовавшись с Н. В. Барановским, она через день передала специально прибывшей с подводой партизанской связной Сенкевича и его семью.

Так Феодосия Павловна помогла партизанам успешно провести сложную операцию. В течение нескольких су­ток — и днем и ночью — она сильно волновалась. Ведь каждую минуту могло сорваться задуманное.

А оккупанты и их прислужники не находили себе места от бессильной злобы, узнав об «уходе» редактора их газеты. Могилевчане же, рассказывая об этом своим зна­комым, говорили:

— Смотрите, как убегают крысы с тонущего гит­леровского корабля…

До войны в 1-й могилевской средней школе завучем работал Николай Иванович Костюшко. Мы, учителя и учащиеся, уважали его за знание дела, добросовестное отношение к своим обязанностям, отзывчивость и добро­желательность.

В августе сорок первого, вскоре после того как не­мецкие захватчики оккупировали город, на Комсомольской улице я встретил Костюшко. Он пригласил меня зайти к нему на новую квартиру. Прежнюю гитлеровцы разру­шили во время артобстрела и бомбежки города. Захожу. И тут он обращается ко мне с вопросом: как я считаю, мож­но ли ему принять предложение доктора Фелицына посту­пить на работу в торгово-продовольственный отдел город­ской управы? А И. С. Фелицына только что оккупанты назначили бургомистром города. Жил он в том же доме, в смежной квартире с Костюшко.

— Николай Иванович, а почему Фелицын делает такое предложение именно вам?

— Он говорит, что знает меня и не хочет приглашать в этот отдел какого-либо воришку.

Я пообещал Костюшко ответить на его вопрос при следующей встрече.