Фашистские прислужники


По словам Орловой, все фашистские прислужники бы­ли разбиты на три группы. В первую входили помимо своего желания начальники гражданских учреждений города. Их обязывали раз в месяц информировать прик­репленного к ним немецкого офицера о поведении своих подчиненных, давать им характеристики, сообщать о со­держании разговоров, которые они ведут на работе и на стороне. Начальникам разрешалось не только самим иметь доносчиков, но и вести провокационные беседы с целью выявления подлинного лица человека, его взглядов и на­мерений.

Вторая группа состояла из добровольцев — людей, которые сами предложили свои услуги оккупантам. Преи­мущество отдавалось так называемым «пострадавшим» от Советской власти. Они находились на особом учете в СД. Могли даже нигде не работать. Это были самые опасные, немцы верили им безгранично. Их доносы, как правило, кончались казнью жертв.

К третьей группе относились заведующие столовыми, ресторанами, разными увеселительными учреждениями. Им поручалось прислушиваться и присматриваться к своим клиентам и обо всем немедленно доносить прик­репленному офицеру. Они имели право заставлять подчи­ненных (буфетчиц, официанток, разнорабочих) доносить им о подслушанных разговорах.

Орловой часто удавалось заполучить небольшие харак­теристики самых активных предателей, а иногда узнать, кто у них на подозрении. Благодаря ей мне и руководи­телю одной из подпольных групп Владимиру Петровичу Харитонову удалось своевременно уйти из города в парти­заны и не попасть в руки фашистов. От Надежды Федо­ровны мы узнали о готовившемся аресте нашего разведчика Михаила Яковлевича Новикова, что позволило снасти радистку Веру Зотову, вывезти ее из города.

Как-то Орлова помогла приобрести для подпольной организации пишущую машинку. В связи с поиском ее случилась беда. Оккупанты арестовали Николая Павло­вича Соколова и предъявили ему обвинение в том, что он искал пишущую машинку. Действительно, тот спра­шивал у своих знакомых, знают ли они, где ее можно най­ти. Кто-то или по неосторожности проговорился, или просто предал его, сообщив об этом гитлеровцам. Лишь чудом удалось Соколова спасти — помогли бежать из тюрьмы.