Диверсия в фашистском гнезде.


При помощи мины, полученной от Бирюкова, Алек­сандр Филиппович Денисенко, рабочий крупной автобазы оккупантов, где начальником был немецкий майор Шу, летом 1942 года поджег бензохранилище и автогараж по Первомайской улице. Находясь далеко от места пожара, мы долго видели густой черный дым, поднимавшийся вы­соко в небо, и слышали взрывы бензоцистерн. Врагу был нанесен чувствительный удар.

Тем же летом Федор Даниленко, получив от Петра Би­рюкова магнитную мину, передал ее С. В. Шуйскому, ра­ботавшему в то время на железной дороге. Шумский неза­метно приложил ее к цистерне с горючим. Взрыв произо­шел в пути в районе Быхова.

В августе 1942 года мне стало известно от Вани Лысиковича, что один солдат из немецкой офицерской школы в Могилеве высказывает желание установить связь с под­польщиками с целью уйти потом в партизаны. Меня он заинтересовал. Но тут надлежало быть очень осторожным, чтобы не нарваться на провокацию. Наши ребята рискну­ли — пошли на сближение с ним.

Этим человеком оказался Валентин Евменович Гот­вальд, немец из Поволжья, работавший оружейным масте­ром в офицерской школе. Вскоре он начал приносить под­польщикам для передачи партизанам патроны, гранаты, капсюли и даже оружие. Потом мы решили дать ему более серьезное задание — совершить диверсию в фашистском гнезде. С этой целью Даниленко познакомил Готвальда с Бирюковым. Партизанский разведчик быстро оценил обстановку. Детально обсудив с Готвальдом план действия, он дал ему магнитную мину.

Я с нетерпением ожидал, что же будет дальше. Стоял ясный декабрьский день 1942 года. Сижу за столом в своей квартире. Вдруг слышу — сильный взрыв со стороны цент­ра города. Кажется, будто земля вздрогнула. Не терпелось поскорее узнать, что там, хотя это и не безопасно, ведь в такой обстановке можно нарваться на облаву. Все же иду в город. Подхожу к зданию, в котором до войны размеща­лось медучилище. Смотрю: вместо окон в стенах зияют большие проемы и через них видны обрушенные потолки-перекрытия между этажами.

Восстановленное здание и теперь расположено на вы­соком городском валу, над крутым обрывом, с которого хо­рошо просматривались тогда предместья Подниколье и Луполово, а между ними большой приднепровский луг. Видимо, поэтому эхо взрыва так далеко разнеслось по приднепровью.

Позже мы узнали, что взрывом уничтожены несколько фашистов, склад с боеприпасами и оружием.