Диверсии патриотов


Сгорел не один кофейный цех, вместе с ним и сортиро­вочный, причем уже второй раз. Словом, завод больше стоял, чем работал.

Наконец задолго до освобождения Могилева Красной Армией завод вообще прекратил работу. Без сомнения, это произошло благодаря диверсиям патриотов.

До весны 1943 года Михаил Лобяк поддерживал со мной связь непосредственно. Он информировал о диверсиях на заводе, передавал собранные им и его товарищами развед­данные, а также деньги на нужды подполья.

Летом 1943 года Михаил Антонович Свидерский на­правил Михаила Лобяка работать на новую мельницу, ко­торую оборудовали в здании, где в настоящее время раз­мещается машиностроительный техникум. Здесь Михаил встретился со старым знакомым Петром Гарбузовым. Им поручили установить центральную трансмиссию. Товари­щи сразу поняли друг друга. По заданию Свидерского перед самым пуском мельницы Михаил и Петр собрали пыль от наждачного камня и засыпали ее в подшипники, где находилось машинное масло. При вращении масло сме­шалось с пылью, и вскоре шейки трансмиссионного вала пришли в негодность. Мельница надолго остановилась.

Так патриоты старались везде, где только можно, со­рвать выпуск продукции для немецкой армии.

Оккупанты начали искать причину выхода из строя трансмиссии, но Лобяк в это время уже перешел работать на пивзавод. Здесь устроить диверсию оказалось труднее: жандармы следили за каждым шагом рабочих. В этих усло­виях приходилось главным образом заниматься распро­странением листовок.

Однако как ни старались Михаил Лобяк и его друзья быть осторожными, все же они не избежали подозрения у оккупантов. За ними установили слежку. Уйти же в пар­тизаны тогда не удалось. А осенью 1942 года, когда на­ступавшие соединения Красной Армии освободили ряд восточных районов Могилевской области, гитлеровцы дотла сожгли большую часть Луполова, где жили Лобяк и его товарищи, и Подниколье. Тысячи горожан — жен­щины, дети, старики — оказались без крыши над головой, лишились своего имущества и средств к существованию. Надвигалась зима. Вместе с ней голод и холод. И не было никакой пощады от гитлеровцев. Одна надежда на скорое освобождение Красной Армией. С какой жадностью насе­ление читало сводки Совинформбюро, которые распростра­няли подпольщики и партизаны!