Бои под Ленинградом


Останься мы еще хоть на одну ночь в своей квартире, был бы конец. В день ухода, вечером, в дом ворвались гитлеровцы, все перерыли, перевернули. Увы! Опоздали. Вышла хоть и маленькая, в несколько часов, но все же разбежечка!

Безгранично благодарен всем тем, кто спас нас, рискуя своей жизнью.

Не могу не поделиться своими воспоминаниями о том, что особенно меня взволновало. Осенью 1941 года по го­родской радиосети оккупанты передали сообщение о боях под Ленинградом. С неистовой остервенелостью и неудер­жимым озлоблением диктор говорил о том, что Ленинград еще смеет продолжать оказывать бессмысленное сопротив­ление непобедимой армии великой Германии. Поэтому фюрер отдал приказ своим всепобеждающим воинам окружить город, овладеть им и сровнять его с землей. Повеление фюрера, несмотря ни на что, будет выполнено.

К тому времени мы уже научились разбираться, где правда, а где бахвальство гитлеровцев. И, конечно же, кри­тически относились к их хвастовству. И все-таки было над чем призадуматься.

Очень многое значил Ленинград в моей жизни. В 1928 году наркомпрос БССР командировал меня, тогда еще молодого учителя, на учебу в Ленинградский педа­гогический институт имени А. И. Герцена. В этом городе я прошел настоящую школу жизни.

Занимаясь на первом курсе пединститута, одновремен­но работал: то в составе студенческой бригады грузчиком в порту, то на строительстве завода К. Маркса, то препода­вателем в совпартшколе на заводе «Красный треугольник».

В следующем учебном году меня вызвали в Ленин­градский обком партии в Смольный и предложили работать в одном из детских домов. Не забуду, с каким волнением я шел по длинному коридору Смольного и думал, что вот здесь не раз проходил В. И. Ленин, отсюда он руководил восстанием в октябре…

После нелегкой работы с бывшими беспризорниками в детском доме меня пригласили в Военно-политическую академию имени Н. Г. Толмачева в Ленинграде. Здесь я работал приват-преподавателем на кафедре иностранных языков.