Автомашины в гитлеровской армии


При содействии той же Ивановой в июне 1942 года Константин Самуилович устроился рабочим на шорную фабрику. Там они с Иваном Русовым и Дмитрием Репиным гноили кожи, полувал (подошвы), портили готовую упряжь, отправляемую в немецкие воинские части. От

А. А. Ивановой и Вани Лысиковича Соболь получал лис­товки и сводки Совинформбюро, переписывал и распрост­ранял их среди рабочих фабрики.

Казалось бы, не очень важное значение имела дивер­сия на таком производстве, как шорная фабрика. Однако это не так. Мы тогда видели, что наряду с автомашинами в гитлеровской армии большую роль играл и гужевой транспорт. По шоссейным дорогам тянулись длинные немецкие обозы, груженные разными материалами и про­довольствием. Нарушать работу этого вида транспорта входило в задачу подпольщиков. Стоит отметить, что в оккупированном Могилеве не было ни одного произ­водства, где бы рабочие и служащие не организовывали диверсии и срыв выполнения заказов военного командо­вания.

Соболь собирал разведывательные данные и передавал их партизанским связным М. А. Аверковой и Н. Ткачеву. Константин Самуилович содействовал отправке в парти­заны Дмитрия Репина, Ивана Русова, братьев Владимира и Николая Околокулак, Ивана и Павла Жуковцов, Ивана Мазура и других.

С августа 1943 года он установил связь с секретарем подпольного райкома партии И. П. Станкевичем и выпол­нял его задания. Через связного Николая Ткачева посылал партизанам капсюли-детонаторы, бинты, йод, бумагу, подошвы, сапоги. В ноябре 1943 года с разрешения под­польного райкома партии К. С. Соболь ушел в 113-й парти­занский отряд.

Радостно встретились мы в кругу своих боевых друзей, долго вспоминали обо всем, еще недавно пережитом в городе.

Бывает, встретишь человека, познакомишься с ним и как-то довольно быстро начинаешь ему доверять. Так у меня произошло с Иваном Антоновичем Згорским. Жил он в предместье Подниколье, кажется, по улице Гоголя, в последнем домике при выходе на приднепровский луг. Это было удобно для связи с ним.

Коммунист Згорский не пошел на работу к оккупан­там. А чтобы как-нибудь обеспечить существование своей семьи, начал сапожничать у себя дома. Под видом заказ­чика я и заходил к нему. Иногда посылал с заданием к нему Софию Фелициановну.

Мне нравилось в нем то, что он человек серьезный, неболтливый, старался соблюдать конспирацию. Уже начиная с августа 1941 года я передавал ему для распрост­ранения среди жителей города листовки и сводки Совинформбюро. От него получал сведения по разведке и медикаменты. Он также помогал в отправке патриотов в партизаны.