121-я партизанская бригада


Вечером приехал командир отряда Осман Касаев. Он поздравил прибывших с замечательной победой и по­благодарил подпольщиков за ту большую помощь, которую они постоянно оказывали отряду. Сообщил, что многие из освободившихся товарищей попали в другие партизан­ские отряды.

Можно себе представить, какой резонанс в городе вызвало восстание в госпитале. Фашисты встретили эту весть бессильной злобой, а население — с огромным ли­кованием.

Хочется сказать еще несколько слов о боевом друге И. Г. Гуриеве. В 121-й партизанской бригаде его избрали секретарем парторганизации. Позднее он стал членом Могилевского подпольного райкома КП(б)Б. За ратные дела Илья Гаврилович награжден орденом Красного Зна­мени и многими медалями. В послевоенное время жил и работал в Гомеле. В 1975 году умер.

В интервью корреспонденту газеты «Социалистическая Осетия» Маршал Советского Союза А. И. Еременко 28 фев­раля 1965 года сказал:

«Замечательный подвиг Ильи Гавриловича Гуриева в могилевском подполье останется в истории как образец патриотизма, большой личной отваги и смекалки. Я знаю Илью Гавриловича лично».

Вообще же следует отметить, что основное ядро в груп­пе «Непокоренные» было не такое уж большое — человек 20. Но они сумели приобщить многих товарищей к борьбе с гитлеровскими захватчиками. Оккупанты не предпола­гали, что и отсюда они получат такой ощутимый удар.

Еще до войны я встречался в Могилеве с Анелей Феликсовной Чулицкой. Хорошо ее знал: мы когда-то вместе занимались на двухгодичных учительских курсах в Минске. Анеля Феликсовна работала в одной из школ Могилева, вышла замуж за командира Красной Армии Александра Могилевца. Во время оккупации жила у своего отца — машиниста-железнодорожника Феликса Чулицкого в небольшом домике по улице 4-й Кирпичной (теперь улица Кедрова, 25).

Зайдя как-то к ней домой и увидев всю ее семью — четверо детей (трое своих и племянница), двое стари­ков,— я призадумался: стоит ли ее подвергать опасности, вовлекая в подпольную работу. Она, видимо, заметила мое замешательство и спросила:

— Казимир, ты что задумался?

Я решил откровенно поговорить с ней. А в конце спросил:

— Представляешь ли ты хорошо, на что идешь и кем рискуешь?

— Я знаю, на что иду. Мой муж, их отец, сражается с врагом на фронте. Может быть, уже и жизнь свою отдал за Родину, а я здесь буду бороться. Иначе какая же участь ожидает нас и наших детей? Смерть или рабство.

— Мой долг тебя предупредить.

— Я понимаю, ты должен был это сделать.