Военно-оперативная группа Могилевского подпольно­го обкома


Военно-оперативная группа Могилевского подпольно­го обкома партии под руководством секретаря обкома Д. С. Мовчанского еще 15 октября 1943 г. издала приказ всем партизанским отрядам Кировского, Быховского, Кличевского и Шкловского районов об оказании всемер­ной помощи наступающим частям Красной Армии в обеспечении форсирования ими Днепра на участке Новый Быхов — Тайманово — Боркалабово — Стайки. Парти­занским отрядам ставились следующие задачи: Кировской военно-оперативной группе захватить переправу на западном берегу Днепра и вести разведку в направлении Поляниковичи — Бахань; Быховской военно-оперативной группе вести разведку в направлении Журавичи — Боль­шая Зимница; Кличевской военно-оперативной группе — в направлении Селец — Холопеев. Партизанским отрядам конкретно указывались маршруты выдвижения к Днеп­ру, районы захвата и удержания переправ, направления ведения разведки.

208-й партизанский полк имени И. В. Сталина под командованием Е. Н. Беспоясова должен был блокиро­вать все пути подхода со стороны Могилева, организовать заслоны для предотвращения фланговых ударов против­ника, перерезать снабжение по железнодорожной линии Дашковка — Могилев, заминировать шоссе Княжицы — Могилев.

Радостно встречал белорусский народ свою родную армию-освободительницу. Каждый советский патриот стремился всеми силами помочь Красной Армии прибли­зить долгожданный день полного освобождения Белорус­сии.

Вооруженная борьба партизан республики под руко­водством местных партийных органов осенью 1943 г. от­личалась исключительной активностью, большой опера­тивностью, многочисленностью боевых операций, значи­тельной силой и широким размахом ударов, наносивших­ся по наиболее уязвимым объектам противника.

26 сентября 1943 г. командование 4-й гитлеровской полевой армии, в тылу которой активно действовали бе­лорусские партизаны, доносило в свой штаб, что «на дея­тельность подчиненных войск и решения командования решающее влияние оказали взрывы мостов, совершенные партизанами, поэтому наше намерение сузить участок прорыва не было осуществлено». Не лучше обстояли дела и в 3-й танковой армии гитлеровцев.

Эти вынужденные признания немецкого командования свидетельствовали о силе партизан, о их высокой боевой выучке и слаженности.