Отчет о войсковой разведке


В отчете о войсковой разведке 38-й гвардейской стрелковой дивизии за март 1944 г., действовавшей в полосе наступления 70-й армии 1-го Белорусского фрон­та, говорилось, что через офицера разведки 115-го гвар­дейского стрелкового полка капитана С. Копытова при непрерывной связи с партизанами были выявлены сос­тав и нумерация частей противника, его намерения и замыслы, характер оборонительных сооружений по Днепровско-Бугскому каналу, в полосе Кружиличи—Зажички на глубину до 70 км, установлены тыловые оборо­нительные рубежи, подход резервов из Кобрина; силы, состав, нумерация воинских частей в гарнизонах на Кобринском направлении, наличие оборонительного рубежа на р. Мухавец, кем заняты населенные пункты по южно­му берегу Припяти. Разведгруппа, засланная в тыл противника на 30 км, сообщила по рации, что держит связь с партизанами и имеет от них проводников. Всего с 19 по 26 марта 1944 г. было проведено 4 засады и 12 поисков. С помощью партизан захвачено 43 «языка». Все это обеспечило раскрытие группировки противника перед фронтом наступления 38-й стрелковой дивизии.

Партизанскими разведчиками Белоруссии только за 5 месяцев 1944 г. было захвачено 5865 оперативных доку­ментов, выявлено наличие в тыловых районах группы армий «Центр» 900 гарнизонов, 985 оборонительных сооружений и рубежей, 70 крупных складов.

Накануне наступления советских войск летом 1944 г. партизанами Белоруссии были уточнены места дислока­ции штаба группы армий «Центр», штабов 3-й танковой, 2, 4 и 9-й полевых армий и 60 штабов корпусов, дивизий и частей, выявлен ряд оборонительных рубежей на Витебском, Могилевском и Гомельском направлениях. Многие из этих сведений регулярные войска получили впервые. Белорусские партизаны и подпольщики зафик­сировали в первом полугодии 1944 г. 21 397 эшелонов врага, прошедших по железным дорогам республики, а на шоссейных и грунтовых дорогах ими была отмечена переброска 1 360 танков, 351 бронемашины и большого количества грузовых и легковых автомашин.

Обработка и сопоставление полученных данных от воинов и партизан позволяли советскому командованию полнее вскрывать замыслы и планы противника, уста­навливать его сильные и слабые стороны и принимать правильные решения в операциях.