Захват Витебска немецко-фашистскими войсками


Руководствуясь директивой партии о переходе на неле­гальное положение и конкретными указаниями ЦК КП(б)Б, обком партии осуществил ряд мероприятий по выполнению этого плана. В первых числах июля 1941 года обком отобрал, проинструктировал и оставил для работы в нелегальных условиях в Витебске свыше 60 человек. Среди них секретари Железнодорожного городского райкома партии Б. К. Семенов и И. Г. Григорьев, машинист Н. В. Любченко, инженер Н. А. Купалов, парторг угольно­го склада А. И. Колосовский, машинисты И. И. Голдаевич, Н. В. Пальчевский, коммунист А. Е. Белохвостиков, комсо­молец В. А. Козловский и другие. Обком определил явочные квартиры в городе, а также в деревнях Поддубье Витебско­го района и Гнездилово Бешепковичского района Витеб­ской области, Встречки Велижского района и Слобода Понизовского района Смоленской области.

В Витебском районе была оставлена для подпольной ра­боты по организации партизанского движения группа И. Д. Бутьянова, в которую вошли прокурор района А. П. Авраменко, секретарь райкома комсомола Е. А. Крицкая, председатели сельсоветов М. Ф. Бирюлин и К. П. Вла­сенко, М. Шамшура, заместитель директора МТС по полит­части В. А. Хабаров, председатели колхозов А. Я. Копышко и Д. И. Томашев и другие; в Богушевском районе — сек­ретари райкома партии А. К. Стельмах, П. П. Макаренко, Е. Н. Прохоренко; в Городокском — секретарь райкома КП(б)Б И. Ф. Кореневский, председатель райисполкома Ф. Е. Рыбаков, директор МТС С. Т. Воронов; в Сиротинском — секретарь райкома партии В. М. Фролов, председа­тель райисполкома А. В. Сипко; в Суражском — председа­тель райисполкома Б. М. Вертошко, директор Пудотьской картонной фабрики М. Ф. Шмырев, старший землеустрои­тель Д. Ф. Райцев и другие. Партийно-советский и комсо­мольский актив стал тем цементирующим ядром, вокруг которого сплачивались советские патриоты, создавались и росли боеспособные подпольные организации и партизан­ские отряды.

Витебск был захвачен немецко-фашистскими войсками 10 июля 1941 года. Гитлеровцы установили здесь жестокий оккупационный режим. По их указке городская управа провела в 1941 году тщательный учет, перерегистрацию и паспортизацию всего населения. В дальнейшем перереги­страции проводились довольно часто, иногда даже по два раза в месяц, сопровождались повальными обысками и про­верками. В паспортах и удостоверениях ставились особые отметки, перечислялись приметы их владельцев.