Разведка движения вражеских эшелонов


Широкую разведку движения вражеских эшелонов че­рез Могилев, огневых точек и всей системы укреплений вокруг города вела группа подпольщиков-железнодорожников. Подпольщики устроили на работу в управление отде­ления дорог Н. М. Луговцову и Н. П. Соколова, которые снимали копии с карт и чертежей, наносили на них данные о расположении оборонительных укреплений фашистов.

Столь же активно вели разведывательную работу и дру­гие подпольные группы. В 1942—1943 годах могилевские подпольщики собирали ценные разведывательные сведения о противнике и передавали их по рациям спецгруппы И. Г. Наумовича командованию Красной Армии, обеспечи­вали разведданными партизанские формирования.

Собранные подпольщиками сведения регулярно сообща­лись через партизанские отряды также уполномоченному ЦК КП(б)Б по Могилевской области И. М. Кардовичу. В дальнейшем эти сведения систематически поступали в Центральный и Белорусский штабы партизанского движе­ния. Так, например, 11 февраля 1943 года Центральный штаб партизанского движения радиограммой запросил у командира Кличевского оперативного центра сведения об оборонительных сооружениях в Могилеве и вокруг него в радиусе 8—10 километров. «При первой возможности,— го­ворилось в радиограмме,— выслать схему или карту с на­несением оборонительных сооружений и объяснительную записку». Уже к 13 февраля «Комитет содействия Красной Армии» передал партизанам сведения о размещении неко­торых укреплений по Днепру в районе г. Могилева, а 17 февраля послал им данные об укреплениях на правой сто­роне Днепра по состоянию на 16 февраля 1943 года.

Широкий размах приобрела боевая деятельность под­польщиков. Особенно интенсивно она велась на железной дороге. В августе 1942 года подпольщик С. В. Шумский поджег па станции Могилев воинский эшелон. Сгорели три вагона с оружием и боеприпасами. Летом того же года па станции Могилев-2 подпольщики И. Г. Гуриев, Г. М. Бой­ко, 11. И. Ралдугии и Г. А. Захарян подожгли другой воин­ский эшелон. Через некоторое время Г. М. Бойко на той же станции прикрепил мину под раму платформы с танком. Взрывом было повреждено несколько платформ и вагонов. Тем же летом О. В. Горошко и Г. В. Томков среди бела дня подожгли пакгауз, в котором хранились различные прибо­ры, оборудование и документация, а П. И. Белько-Анисович поджег паровозное депо, где в это время находилось шесть паровозов. В конце 1942 года члены этой же группы заморозили на станции водонапорные колонки. Оккупанты вынуждены были гонять паровозы за водой в Шклов и на другие станции. Диверсии на железной дороге совершались непрерывно. Там почти ежедневно происходили взрывы, пожары, крушения.