Организационное построение подполья


В начале мая 1942 года в Минске на одной из конспи­ративных квартир состоялось совещание актива подполь­щиков. В нем участвовало 14 человек, в том числе ком­мунисты М. Л. Гебелев, К. Д. Григорьев, Н. А. Голубов­ская, Д. А. Короткевич, В. К. Никифоров, В. С. Омельянюк, А. Ф. Орсик, К. И. Хмелевский. Сохранились под­линные документы совещания, которые раскрывают со­держание обсуждавшихся на нем вопросов. Совещание подвело итоги полугодовой деятельности подполья, подвер­гло строгому анализу причины мартовского провала, на­метило пути дальнейшей борьбы.

Оценивая организационное построение подполья, со­вещание пришло к выводу, что оно не вполне соответст­вовало условиям борьбы при фашистском режиме. Основ­ной недостаток организационной структуры состоял в том, что она не обеспечивала прочных связей подпольщиков с рабочими коллективами важнейших предприятий города. В принятом совещанием положении «Организационные принципы и структура подпольной парторганизации» го­ворилось:

«Шестимесячный опыт работы подпольной орга­низации КП(б)Б показал, что территориальный принцип построения первичных парторганизаций… не дает возмож­ности охвата влиянием партии основных кадров рабочих и трудовой интеллигенции… Прежняя структура не дала возможности связаться с основными, с точки зрения наших военных задач, предприятиями города».

В связи с этим было решено перестроить структуру го­родской подпольной парторганизации по производственно­-территориальному признаку. За основу принималась про­изводственно-территориальная ячейка, в которую входило не более пяти человек, работавших на данном предприя­тии или учреждении. Ячейки возглавлялись секретарями, были независимы и полностью законспирированы друг от друга. Работу ячеек направляли и координировали кусто­вые (зональные) комитеты. Через своих членов и специ­ально выделенных связных они поддерживали с ячейка­ми постоянную организационно-оперативную связь. Для руководства кустовыми комитетами создавались подполь­ные городские райкомы партии. Во главе партийной орга­низации стоял общегородской подпольный центр — коми­тет КП(б)Б, который строил практическую работу всего подполья по функциональному (отраслевому) принципу.