Новые массовые аресты подпольщиков


Массовые аресты подпольщиков развернулись с новой силой. В мае 1943 года гестаповцы арестовали П. И. Крисевича, заменявшего в городе Мэттэ, который в марте 1943 го­да вместе с другими членами «Комитета содействия Крас­ной Армии» ушел в партизанский отряд. Затем фашисты раскрыли подпольную группу в больнице. Тогда же фаши­стам удалось раскрыть подпольную группу в Любуже, ру­ководимую В. Л. Лустенковым. Вместе с ним было аресто­вано 17 человек. Из них 10 человек, в том числе В. Л. Лустенков и П. П. Балашенко, были замучены в тюрьме. В это же время в руки фашистов попали ближайшие по­мощники П. И. Крисевича — связная с партизанами и с К. Ю. Мэттэ С. В. Команская, а также Т. И. Шабанская и М. А. Цыбулькина. Летом 1943 года потерпели провал под­польные группы железнодорожников. Фашисты арестовали О. И. Живонисцеву, О. В. Горошко, В. М. Процкого, Г. В. Томкова, В. П. Храменкова. Были арестованы также подпольщики А. П. Заустинский, мать П. И. Крисевича Елена Даниловна, В. Г. Магденко, Э. К. Мазникова, А. Ф. Могилевец-Чулицкая, М. Я. Новиков и его мать К. Е. Новикова, И. Т. Прибыток и другие.

Гитлеровцы обрушили на арестованных весь арсенал самых изощренных пыток. Их держали в подвалах, напол­ненных водой, подвешивали за связанные за спиной руки, избивали до потери сознания, насильно заставляли после истязаний пить густой соленый раствор. Подпольщики с исключительным мужеством переносили пытки. А. Ф. Могилевец-Чулицкая на допросе плюнула в лицо фашистско­му следователю и бросила в него чернильницу.

Никакие пытки не сломили мужественную подпольщи­цу О. Н. Живонисцеву. Она была схвачена вместе с млад­шей дочерью — 13-летней Диной и 65-летней матерью. Из­бежала ареста лишь ее старшая дочь Аза, отважная раз­ведчица, за которой долгое время охотились фашисты. С уважением вспоминают свою боевую соратницу остав­шиеся в живых могилевские подпольщики. «Живонисцева Ольга Николаевна и ее семья были зверски расстреляны в застенках гестапо,— пишет в своих воспоминаниях быв­ший подпольщик П. С. Бирюков.— Ольга Николаевна по­гибла как герой… как славная патриотка своей Родины».