Минский подпольный обком партии


Минский подпольный обком партии также стремился наладить связь с действовавшим в столице Белоруссии подпольем. Эта связь была установлена в сентябре 1942 года с помощью Дзержинского комитета «Смерть фашиз­му». Горком партии принял решение немедленно напра­вить в обком своих людей в выделил для этой цели под­польщиц А. А. Езубчик и X. М. Пруслину. Преодолев большие трудности, 11 сентября 1942 года они прибыли в Любанский район и доставили обкому отчет подпольного горкома партии. Однако начавшиеся в конце сентября 1942 года аресты прервали деятельность городского коми­тета партии.

Деятельность минского подполья к этому времени чре­звычайно осложнилась. Пять месяцев вражеская разведка и карательные органы — абвер, полиция безопасности и СД — с помощью своей агентуры, буквально сбиваясь с ног, разыскивали подпольную организацию, пытались вы­явить ее участников. Свою гнусную роль в этом сыграл засланный оккупантами в подполье еще осенью 1941 года матерый агент Борис Рудзянко. В ночь на 26 сентября

1942 года фашистская контрразведка арестовала 21 под­польщика. На боевых постах были схвачены Д. А. Корот­кевич, В. К. Никифоров, К. И. Хмелевский и другие члены Минского комитета КГ(б)Б, секретари городских райкомов партии Н. Е. Герасименко (с семьей), И. И. Матусевич, Н. А. Шугаев, Н. К. Корженевский. В застенки СД фа­шисты бросили сотни активных работников подполья. Сре­ди них были А. Ф. Арндт, Е. М. Баранов, И. Л. Белоновский, С. А. Благоразумов, Богданов, М. П. Воронов (отец), М. М. Воронов (сын), И. Е. Гончаренко, А. П. Гук,

А. Н. Дементьев, Ф. К. Живалев, Н. И. Зехов, И. И. Ива щенок, П. М. Качан (с семьей), И. X. Козлов, Л Е. Один­цов, И. Ф. Подобед, В. Ф. Рубец, Г. П. Сапун, С. В. Сержанович, П. Н. Хмелевский, П. П. Ходасевич (с семьей), Н. Т. Цветкова, П. М. Цветков, И. И. Чиркун, А. Ф. Ширко, Е. А. Шуйская и другие. Их пытали огнем, электриче­ским током, голодом, лишали воды, подвешивали и били, но патриоты стойко переносили нечеловеческие пытки.