Лагерь смерти для советских военноплен­ных


На территории бывшего 5-го железнодорожного полка фашисты создали лагерь смерти для советских военноплен­ных. В районе клуба металлистов находился второй ла­герь — гетто, Иловский и Духовский овраги, пойма реки Витьбы за ветеринарным институтом, овраги за казарма­ми 5-го железнодорожного полка стали огромными могила­ми для десятков тысяч советских граждан. Звериное существо фашистского режима олицетворяли виселицы на Смоленском рынке, у областного краеведческого музея и в других местах города. Только за первые три месяца ок­купации гитлеровцы истребили в городе свыше 20 тысяч ни в чем не повинных мирных советских граждан, а в целом за весь период оккупации — около 140 тысяч человек. Фа­шисты вывезли из Витебска в Освенцим, Майданек, Дахау и другие концлагеря, на принудительные работы в Герма­нию десятки тысяч советских граждан. Там многие из них погибли от голода, изнурительного труда, издевательств и болезней или были зверски уничтожены, многие на всю жизнь остались инвалидами.

Немецко-фашистские захватчики были уверены, что пу­тем террора и насилий, угроз и репрессий им удастся по­ставить на колени советских людей. Но гитлеровцы про­считались. Трудящиеся Витебска, как и весь белорусский народ, по зову Коммунистической партии и Советского правительства поднялись на борьбу против оккупантов, за свободу и независимость своей социалистической Ро­дины.

Зародившись в самом начале фашистской оккупации, витебское подполье пережило немало трудностей, особен­но в период становления (лето 1941 года — зима 1941/42 годов). Случилось так, что длительное время не бы­ло единого партийного центра по руководству под­польной борьбой трудящихся Витебска. Оставленные в го­роде секретари Железнодорожного городского райкоме КП(б)Б И. Г. Григорьев и Б. К. Семенов не смогли развер­нуть работу по созданию такого центра. Правда, они побы­вали на явочных квартирах, предприняли некоторые меры по установлению связей с коммунистами. Но им было труд­но работать, так как в городе их многие знали. Это огра­ничивало их действия. В силу этих обстоятельств Семенов в декабре 1941 года, а Григорьев в мае 1942 года вышли из Витебска и включились в открытую партизанскую борьбу с врагом. Обстановка еще более усложнилась, когда линия фронта с февраля 1942 года установилась в 70—80 кило­метрах от Витебска. Город наводнили немецко-фашистские войска, увеличилось количество карательных органов. На каждых 8 жителей Витебска приходился один вооруженный оккупант.