Гитлеровские ищейки


Гитлеровские ищейки охотились за Жаном, как за круп­ным советским разведчиком. Долгое время он уходил от преследований. Однако 4 февраля 1943 года фашистам удалось схватить И. К. Кабушкина при выполнении оче­редного боевого задания. Палачи заточили его в тюрьму СД и подвергли страшным пыткам, морили голодом, не да­вали воды. Но ничто не сломило железной воли и несгиба­емого мужества славного бойца подполья. Об этом ярко свидетельствуют волнующие письма И. К. Кабушкина из тюрьмы своим товарищам и друзьям по подполью. «Род­ные! Итак, луч опять осветил мою «келью»,— писал он в одной из записок в апреле 1943 года подпольщице А. К. Янулис.— Я рад, что вы живы. Да, настроение не­сколько ухудшилось. Как тут веселиться, в один день си­дели все мои, я — десятый. Ведь все мои родные, пойми!.. Если М. будет опять там, пусть от меня передаст пламенный большевистский привет Б. Г. и бате глав­ному… Пусть передаст: умру, а подлецом не буду! Ну, в отношении меня — затишье. Я полагаю так, что нового они не добились, все пытки не увенчались успехом, и ре­шили, видимо, просто Первого мая вывесить как «пода­рок» для народа. Ну, пойми, как иначе? Ведь ни одного человека они не получили, а против меня материал с 41-го года и довольно-таки солидный. А как мне поступить? Ведь я решил твердо всю свою жизнь посвятить борьбе с вра­гами всего прогрессивного человечества, за народ, за Ро­дину… Все сделаю и делаю, только чтобы никто не постра­дал. Ну, ты что-то молчишь в отношении Родины, дай знать о ней… Тревоги слышу и для меня это большой и приятный концерт… Крепко всех целую».

Попытка товарищей организовать И. К. Кабушкину побег из тюрьмы не увенчалась успехом. Бесстрашный па­триот погиб в застенке СД, оставшись до конца верным сы­ном своего народа.

Многие высокопоставленные гитлеровцы, в том числе и

Кубе, нашли свою гибель и Минске. Этот палач белорусского парода жил в постоянном страхе перед нависшим возмездием и, как затравленный зверь, не знал ни мину­ты покоя. Он окружил себя усиленной охраной, всячески стремился засекретить место своего нахождения, часто ме­нял квартиры, ездил на разных машинах, постоянно ме­няя маршруты, и предпринимал другие меры предосто­рожности. Но ничто не спасло фашистского главаря от народной расправы.