Админи­стративная власть на местах


Как и повсеместно на оккупированной советской терри­тории, гитлеровцы применяли здесь массовый террор, висе­лицы и расстрелы, умерщвление в душегубках, садистские пытки. Тысячи людей города и окрестностей фашистами были убиты, угнаны на каторжные работы в Германию. Осенью 1941 года по приказу и под руководством гитле­ровца — капитана Приба оккупанты удушили отработан­ным от автомашин газом около 1200 больных Могилевской психиатрической лечебницы.

С особой жестокостью фашисты расправлялись с плен­ными советскими воинами: морили их голодом, изнуряли непосильной работой, держали под открытым небом под дождем и в морозы, расстреливали ослабевших. Только за зиму 1941/42 года в Могилеве погибло несколько десятков тысяч советских военнопленных.

Расстрелы мирных граждан и военнопленных продол­жались в течение всего периода вражеской оккупации го­рода. В 1943 году лишь в местах массовых казней, в приго­родных селах Пашково и Польшовичи, было расстреляно 43 тысячи военнопленных и гражданских лиц, в том числе много детей, стариков и женщин.

В городе систематически проводились облавы. Захвачен­ных во время облав людей насильственно угоняли в Герма­нию или оставляли на принудительных работах в Могилеве и его окрестностях. Уклонение от принудительного рабско­го труда угрожало расстрелом или заключением в концла­герь. Самой мягкой карой за невыход или опоздание на работу была мучительная и издевательская процедура: лю­дей связывали, прикрепляли па груди доску с надписью «саботажник» и на целый день сажали в витрины разбитых магазинов.

Во время карательных акций фашистов против населе­ния в первые же дни оккупации существенный урон понес­ло и городское подполье. Сказались вынужденная поспешность организации подполья, отсутствие у его участников опыта конспирации. Секретари горкома партии А. И. Моро­зов и И. Л. Хавкин, которым поручалось возглавить под­полье, были схвачены вступившими в город гитлеровцами и помещены в лагерь военнопленных. Вследствие этого могилевское подполье оказалось без руководства, без связей с партизанами и командованием Красной Армии. Многие из оставленных в подполье попали в фашистские тюрьмы, часть из них скрылась в окрестных деревнях.