Вторая яростная атака гитлеровцев


Справа от дороги у ветвистого ясеня заняло огневую позицию орудие старшего сержанта Александра Андрее­вича Степанова. Позицию он выбрал удобную: впереди большое поле, хорошая видимость, сверху орудие маски­рует густая крона дерева. Как только вражеские снаря­ды начали рваться на наших огневых позициях, Степа­нов засек место фашистских орудий и по вспышкам от­крыл огонь. Бил точно. После нескольких выстрелов гит­леровские орудия замолчали.

Вторая яростная атака гитлеровцев была отбита. На­чало светать. Местность у Ротковщины затянуло густым туманом, который мешал нашим воинам вести наблюде­ние за врагом. Командиры батарей использовали развед­чиков, направив их вперед, в дозор. Они следили за под­ходами к деревне со всех сторон. Туман мешал и немцам, скрывая действия наших артиллеристов и их силы.

Старший лейтенант И. А. Пустогов направил в дозор старшего разведчика батареи сержанта А. А. Чечнева и младшего сержанта Федора Алексеевича Дорогина. Слева от дороги на Шабуни вели наблюдение разведчи­ки 2-й батареи младший сержант Федор Иванович Родь­кин и рядовой Павел Трофимович Костенков. Туман скры­вал все вокруг. Поэтому разведчики рассчитывали толь­ко на слух. Вскоре они услышали в утренней тишине то­пот ног, команды гитлеровских офицеров. Подпустив фашистов ближе, разведчики из автоматов открыли огонь и бросили в надвигавшиеся цепи врага по две гранаты. Этим они поставили в известность расчеты батарей о том, что фашисты начинают новую атаку, а взрывами гранат указали их местонахождение и отошли на огневые пози­ции батарей.

Во время отражения третьей атаки немцев тяжелая ситуация сложилась в огневом взводе лейтенанта Ивана Петровича Андросова. Орудийные расчеты Нилова и Султанова работали на пределе. Туман рассеивался и бойцы орудийных расчетов видели ноги фашистов. На­водчик Нилова Анатолий Александрович Иванов посы­лал по этим ногам снаряды. Орудийные номера, не за­нятые у орудия, вместе с разведчиками и связистами уничтожали гитлеровцев из автоматов и пулемета. Нем­цы также вели интенсивный огонь по позициям артил­леристов. Одним из первых в расчете был ранен заря­жающий Василий Федорович Афонин, но не ушел с ог­невой. Санинструктор Катя Троицкая под огнем гитле­ровцев перевязала ему рану и он продолжал вести огонь из автомата.