Воины польской пехотной дивизии имени Тадеуша Костюш­ко


15 июля 1943 года воины 1-й польской пехотной дивизии имени Тадеуша Костюш­ко приняли военную при­сягу. Анеля тоже дала клятву: не жалея сил, не щадя своей жизни, гнать фашистских оккупантов за пределы Советского Союза, с польской земли, поддерживать брат­ство по оружию между польскими и советскими солда­тами. Вскоре дивизия отправилась на фронт в район Смоленска.

Анеля проснулась от несмолкаемого грохота. До­гадалась, что началась артиллерийская подготовка. На командном пункте, где находилась Кшивонь, шла напря­женная работа. Офицеры склонились над картами. На­готове стояли связисты. Что-то говорил в трубку теле­фонист.

Когда огневой вал передвинулся на вторые траншеи противника, польские воины стремительно форсировали речку Мерею и в ожесточенной схватке выбили гитле­ровцев из первой траншеи. За деревни Ползухи и Тригубово разгорелся тяжелый бой, за которым напряженно следили на командном пункте. Распоряжения следовали одно за другим. Во второй половине дня их позиции под­верглись сильной бомбардировке с воздуха. Анеля сквозь грохот разрывов услышала свою фамилию — ее звали. Она вскочила и предстала перед начальником разведывательного отделения дивизии. Майор объяснил задание: передать в штаб, который находился в деревне Николенки, оперативные секретные документы.

— По дороге захватите раненых,— добавил майор,— они ждут на медико-санитарном пункте 2-го полка пе­хоты. Шофер знает, как ехать. Дорогу бомбят. Будьте осторожны.

Возле оврага шофер притормозил машину с высоким брезентовым верхом, в котором и находился медико-са­нитарный пункт полка, о чем говорил майор. Одних ра­неных солдат и офицеров усадили на боковые лавочки, других — тяжело раненных — прямо на носилках поло­жили на пол кузова.

Автомобиль на предельной скорости мчался по дороге в направлении деревни Николенки. По обеим сторонам зияли воронки, наполненные водой. Место было откры­тое. Здесь фашистские летчики охотились за каждой машиной. Об этом Анеле сказал водитель. Она, сидя в кузове вместе с ранеными, мысленно торопила его: «Ско­рее, скорее!» Вдруг шум двигателя машины заглушил взрыв. Грузовик подбросило, и он остановился. Очнув­шись от удара взрывной волны, Анеля увидела, что бре­зент, натянутый над кузовом, воспламенился. Трещало горящее дерево. Раненые кричали. Они, беспомощные, пытались подняться, чтобы выбраться из огня, но тут же падали.