Внезапные удары про­тивника


К вечеру колонна из 24 студебеккеров с прицеплен­ными орудиями и боевыми расчетами в кузовах ушла с исходного рубежа (лес в 1,8 километра северо-восточнее деревни Верхмень). Однако стрелковый батальон 70-й дивизии не прибыл в артполк к намеченному вре­мени. Подполковник К. И. Серов принял решение — де­санту выходить без стрелков. Для усиления артилле­рийского десанта он приказал установить на головных машинах батарей расчеты станковых пулеметов, опера­тивно доставленных в полк капитаном И. Д. Бобковым. Головной в колонне шла батарея опытного командира-артиллериста капитана С. А. Верещагина.

Колонна подошла к передовым стрелковым подраз­делениям, продвижение которых сдерживал сильный арьергард противника. Быстро развернув орудия, голов­ная батарея капитана Верещагина открыла огонь пря­мой наводкой по огневым точкам гитлеровцев и подави­ла их, вынудив пехоту отступить в южном направлении.

При выезде с проселочной дороги на большак колон­ну обстреляли из пулемета, но после двух-трех снаря­дов, выпущенных из головного орудия, все стихло. На большаке капитаны Верещагин, Гуцалюк, Енгалычев, внимательно осмотрев следы автомашин, танков, пово­зок, пришли к выводу, что по большаку только что прошла большая колонна фашистов. Решили двигаться более осторожно.

Колонна десантников продолжила дальнейшее дви­жение перекатами — впереди на 400—500 метров колон­ны выезжало орудие, разворачивалось и делало наугад несколько выстрелов по ходу движения колонны. В это время подходила основная колонна, а вперед уходило новое орудие. Создавалось впечатление, что идет танко­вая колонна и на ходу ведет обстрел дороги, расчищая себе путь. Такой порядок сдерживал движение, но вмес­те с тем не давал возможности внезапного удара про­тивника по всей колонне.

Бывший командир 4-й батареи капитан в отставке Н. Н. Енгалычев рассказывал во время встреч ветера­нов со школьниками в Смолевичах и в Смоленске о том ночном марше:

— Воины полка чувствовали, что вот-вот начнется бой, который будет тяжелым и не всем из него суждено выйти живыми. Но страха не было. Боялись мы только одного — попасть в плен. В ту темную летнюю ночь страшно было отстать от колонны, от своего орудия, по­тому что кругом был враг. Орудие — это коллектив, боевые друзья, защита. В каждом орудийном расчете во время рейда был ручной пулемет, около десятка ав­томатов и карабинов, на батарее станковый пулемет. В машинах находился большой запас снарядов, патро­нов, гранат. Опытный расчет может успешно отбиваться от танков и самоходных орудий, вражеской пехоты, да­же если нет стрелкового прикрытия.