Увольнение из ар­мии


Через несколько дней история повторилась. В ответ­ственный момент, когда надо было снять гитлеровского офицера, вместо цели опять увидела белое пятно. Таня рассказала об этом командиру роты, который послал ее к врачу. Приговор был однозначен: «Увольнение из ар­мии. Перенапрягать глаза нельзя — можно ослепнуть». У командира дивизии полковника М. М. Колесникова со­стоялся разговор:

— Что же будем делать, Барамзина? — спросил он девушку.— Врачи запрещают вам быть снайпером, на­стаивают на увольнении из армии.

— Товарищ полковник, очень прошу оставить в ба­тальоне. Могу быть связисткой, телефонисткой. Кем угодно, только не лишайте меня возможности бить врага.

— Думаю,— вмешался в разговор начальник полит­отдела подполковник Н. К. Герасимчук,— нужно удов­летворить просьбу Барамзиной.

Так решилась дальнейшая судьба Тани. Она стала связисткой в своем батальоне.

В конце мая 1944 года гитлеровцы контратаковали наши части. На участок, обороняемый 3-м батальоном, противник обрушил сильный артиллерийско-минометный огонь. Барамзина обеспечивала в этот день связь ко­мандного пункта батальона с подразделениями. Связь то и дело прерывалась. С катушкой провода и телефонным аппаратом за плечами, со своей неразлучной снайпер­ской винтовкой в руках Таня появлялась то в одном, то в другом месте и устраняла разрывы. Сначала считала их количество, но после двадцати сбилась со счета.

Устранив очередное повреждение на линии, Барам­зина возвращалась на командный пункт. За спиной раз­далась серия взрывов — очередной налет минометной батареи врага. «Проверю еще раз связь»,— подумала она и подключилась к проводам. Штаб батальона отве­тил. 2-я рота молчала. «Так и есть,— подумала она,— снова обрыв». Взяв в руку провод, Барамзина побежала обратно, к тому месту, где только что рвались мины. Но что это? Впереди, прикрываясь кустарником, по дну ов­рага двигалась большая группа гитлеровцев. «Обходят командный пункт с тыла»,— обожгла мысль. Таня бро­силась назад, чтобы предупредить командира.

— Немцы обходят КП с тыла,— крикнула она, от­крывая дверь блиндажа.

Все, кто был на командном пункте, бросились на­встречу врагу. Вдруг командир батальона упал. Таня пе­ревернула его на спину — он был убит. Тогда Барамзина, подняв над головой гранату, громко крикнула:

— За мной! Бей фашистов!

Гитлеровцы были уничтожены.