Тяжелые кровопролитные бои 1943 года


Бойцы невольно подались в сторону. Истекая кровью, стонут раненые. На помощь им бросилась Шурка. И сно­ва взрыв. Командир вызвал саперов, но мин больше не обнаружили. В медсанбат Александру Семеновну привез­ли в тяжелом состоянии. Врачи и медицинские сестры спасли ей жизнь, а вот ногу сохранить не удалось. При­шлось Гвытьевой привыкать к протезу.

— Много лет спустя после окончания Великой Оте­чественной войны,— рассказывал на встрече со следопы­тами и ветеранами Никита Андреевич Пантелеев,— я не­ожиданно встретил Александру Семеновну в Московском Пассаже. Она работала здесь администратором. Непо­средственный начальник Гвытьевой говорил мне, что она прекрасный работник: честный, дисциплинированный, трудолюбивый, всегда и во всем показывает пример мо­лодым…

Александра Семеновна вела большую общественную работу. До последних дней своей жизни была активным членом совета ветеранов дивизии. Часто выступала перед рабочими московских заводов ЗИЛ, «Динамо», «Серп и молот». Особенно ее любили московские школьники, красные следопыты.

На имя Александры Семеновны часто приходили письма от бывших однополчан. Каждое начиналось сло­вами: «Здравствуй, дорогая наша Шурка!»

23 июля 1984 года Александры Семеновны не стало. Похоронена в Москве, откуда ушла на фронт, где жила и трудилась после войны, немало времени отдавала военно-патриотическому воспитанию молодого поколения.

В сентябре 1943 года после тяжелых кровопролитных боев 26-я гвардейская танковая бригада гвардии полковника С. К. Нестерова была отведена в тыл для укомплектования боевой техникой и личным соста­вом. Экипажи ремонтировали машины, осматривали во­оружение, пополняли боеприпасы. Шла напряженная учеба.

В один из таких дней начальник штаба бригады до­ложил Нестерову:

— Товарищ полковник! Звонил генерал-майор Бурдейный. Прибыла боевая техника — двенадцать машин Т-34. Нужно отправить в штаб корпуса одиннадцать механиков-водителей.

Полковник Нестеров внимательно просмотрел состав­ленный начальником штаба список.

— Хорошие воины. А почему одиннадцать?

— Генерал сказал, что на двенадцатую машину у них есть механик-водитель.

К концу дня двенадцать боевых машин остановились у штаба бригады. Их прибытия ожидали все командиры батальонов. Каждому хотелось получить новые Т-34. Внимание всех привлекла машина, на башне которой белой краской были выведены слова «Боевая подруга».