Самостоятельная охота на врага


— Тебе, Танюша, можно доверить и самостоятельную охоту на врага,— сказал ей после доклада командиру роты ее наставник. Таня стала работать самостоятель­но. Рано утром, еще затемно уходила она на задания. Место себе выбирала обычно на нейтральной полосе. Часто приходилось преодолевать заболоченные участки, не шевелясь, лежать весь день, а то и по нескольку дней подряд, чтобы выследить врага и уничтожить его.

Однажды Барамзина получила задание уничтожить гитлеровского снайпера, который убил нашего солдата и двоих ранил. Начался поединок. Трое суток выслежива­ла Таня вражеского снайпера. Казалось, все силы исто­щены, выдержка исчерпана. Все же добилась своего. На исходе третьего дня заметила, как на нейтральной полосе, ближе к окопам противника, шевельнулась ветка кустика. «К чему бы это? — подумала Таня.— Ветра-то нет».

Оптический прицеп помог ей ответить на вопрос. Вы­стрел Тани был точным. Вражеский снайпер больше не появлялся.

Неделю отлеживалась Барамзина в медсанбате. Ме­дики поддержали ее, помогли избавиться от простуды.

Однажды в середине мая Таня наблюдала за враже­ским берегом реки. Вдруг до ее слуха донесся всплеск. Сквозь пелену белого, как молоко, тумана она заметила приближающийся к ней плот и на нем пять гитлеров­ских солдат. Один из них шестом отталкивал плот от берега. Остальные спокойно сидели.

Барамзина первым же выстрелом уложила того, ко­торый правил шестом. Потом еще двоих. Осталось двое. Один попытался выбросить на берег вещевой мешок с грузом. Точный выстрел убил его. Оставшийся гитлеро­вец решил достичь берега вплавь. Нырнул под воду. «Что ж,— подумала Таня,— посиди под водой. Сейчас появишься». И точно. Над водой зачернела голова гит­леровца. Но что это? Вместо черного пятна в прицеле по­явилось белое мутное облако. «Устали глаза»,— подума­ла Таня и закрыла их кончиком платка. Когда убрала платок, увидела, что солдат поднимается по крутому от­косу берега. Поймала в перекрестие прицела, нажала на спусковую скобу, и тот, взмахнув руками, скатился в реку.