Рвение фашистов на Запад


Фашисты отчаянно рвались на запад. После корот­кого артналета они двумя колоннами пошли в атаку на стыке между батальонами капитана Хомякова из 407-го стрелкового полка и майора Курышкина из 444-го стрелкового полка. Подполковник С. Д. Ищенко вместе с командиром танковой роты лейтенантом Казбановым приготовили им огневой мешок: с одной стороны  огонь крупнокалиберных пулеметов с бронетранспорте­ров, с другой — огонь артиллерии и всех видов оружия батальона майора Курышкина. Гитлеровцы несли огромные потери, но атак не прекращали. Напряжен­ность боя нарастала. Становилось все труднее сдержи­вать натиск вражеских войск, пытавшихся выйти из бобруйского «котла».

Во время этого тяжелейшего боя отличились воины полковой артиллерии 407-го стрелкового полка. Они на­ходились в боевых порядках стрелковых подразделений и вели огонь прямой наводкой. Особенно жарко было на участке батальона капитана Хомякова. Его стрелков поддерживала батарея 76-миллиметровых орудий стар­шего лейтенанта Л. П. Шитина. Когда фашисты при­ближались к основным позициям, артиллеристы бра­лись и за стрелковое оружие. На самых опасных участ­ках оказывался командир батареи. Ему часто приходи­лось становиться к орудию. Так, во время третьей по счету атаки Лев Потапович Шитин, заменив выбывше­го из строя наводчика, выпустил по врагу около ста снарядов. Ему помогал комсорг роты Н. Я. Шишаков. В этом бою артиллеристам Шитина и стрелкам Хомя­кова, всем воинам полка и дивизии пришлось не раз прибегать к оружию ближнего боя.

Вот что поведал об этом бое генерал-майор П. А. Те­ремов.

— Самая неистовая атака разыгралась перед фрон­том 444-го и 407-го стрелковых полков… В этом районе был сосредоточен и наш 575-й артиллерийский полк. Не менее двух тысяч вражеских солдат и офицеров при поддержке довольно сильного орудийного огня шли на наши позиции. Орудия открыли огонь по атакующим с дистанции семисот метров, пулеметы — с четырехсот. Гитлеровцы шли. В их гуще разрывались снаряды. Пу­леметы выкашивали ряды. Фашисты шли, переступая через трупы своих солдат. Они шли на прорыв, не счи­таясь ни с чем. Это была безумная атака. Мы видели с наблюдательного пункта жуткую картину. Нет, в ней не виделось и тени воинской доблести. Гитлеровцы нахо­дились в каком-то полушоковом состоянии. В движении этой огромной массы солдат можно было усмотреть ско­рее животное упорство стада, нежели войска, решивше­го любой ценой навязать свою волю противнику, добить­ся успеха…