Рота гвардии капитана Яковлева


Рота гвардии капитана Яковлева отличилась и в пре­дыдущих, и в последующих боях за освобождение Бело­руссии. С 26 июня по 6 июля 1944 года ее воины уничто­жили 12 пушек, 47 бронетранспортеров, 26 пулеметов, 462 автомашины, 1470 гитлеровцев, захватили 2 эшело­на с военными грузами, взяли в плен 750 вражеских солдат и офицеров.

Последствия политики «выжженной земли», проводи­мой фашистами на оккупированных землях, воочию уви­дели советские воины и на территории Белоруссии. Гит­леровцы нанесли ее хозяйству огромный ущерб. Захват­чики сожгли, разрушили и разграбили 209 городов и поселков городского типа, 9200 деревень, 10 тысяч колхо­зов, 92 совхоза, 316 МТС, 100 465 промышленных и про­изводственных зданий, 1200 тысяч сельских строений, в том числе 420 996 домов колхозников. Они уничтожили все крупные промышленные предприятия и электростан­ции, вывезли или привели в негодность свыше 90 про­центов станочного и другого промышленного оборудова­ния. По неполным данным, общий ущерб, причиненный оккупантами народному хозяйству республики, составил 75 миллиардов рублей (в ценах 1941 года).

Только в Минске немецко-фашистские оккупационные войска уничтожили 47 школ, 24 детских сада, Дворец пионеров, 5 поликлиник, 3 детские больницы, взорвали 23 крупных предприятия (в том числе вагоноремонтный, станкостроительный, стекольный заводы, бисквитную и трикотажную фабрики), вывели из строя водопровод, ка­нализацию, телефонную и телеграфную связь, разруши­ли и разграбили университетский городок, Академию наук БССР, театры и библиотеки. В руинах лежали поч­ти все жилые здания в центральных районах города. На Советской улице, например, сохранилось всего десять домов.

О страшных преступлениях фашистских войск груп­пы армий «Центр» при осуществлении политики «выж­женной земли» в Белоруссии говорил в одном из своих выступлений и фронтовой уполномоченный национального комитета «Свободная Германия» Ганс Госсенс. Обращаясь по радио к немецкому народу, Госсенс ска­зал: «Мы проехали сотни километров и здесь на месте благоустроенных жилищ видели груды камней, пепла и обгоревших бревен. С немецкой педантичностью совер­шались страшные и в военном отношении абсолютно бессмысленные разрушения. По нашему общему убеж­дению, виноват во всем этом наш вермахт… Своими гла­зами мы видели нищету и разрушения… Каждый угнан­ный, замученный или убитый советский гражданин — страшное обвинение. Каждый разрушенный дом, каждая украденная корова, каждая похищенная вещь — страш­ное обвинение. За все это придется платить».