Родственники павших на Бе­зымянной высоте воинов


От заражения крови Капинус скончался. Кобыль­ченко вернулся домой лишь после окончания войны.

…Но Безымянная высота еще жила, сопротивлялась. На самой вершине, у блиндажа, еще рвались гранаты, слышались автоматные очереди. Там свой последний бой вел парторг роты лейтенант Владимиров.

— Рус! — кричали фашисты.— Сдавайся! ~

— Коммунисты не сдаются!

И в приближавшихся гитлеровцев летели гранаты.

На исходе дня пришла помощь. Первый батальон

875-го стрелкового полка, поддержанный мощным огнем гаубичного полка, бросился в атаку.

Стремительно ворвались бойцы в траншеи, опоясы­вавшие Безымянную высоту — высоту двадцати семи ге­роев. И опорный пункт стал надежным плацдармом для нового броска на запад.

В итоге многомесячных поисков раскрылась малоиз­вестная страница истории Великой Отечественной вой­ны. Однако многое еще оставалось неясным. Поиск про­должался. Из архива Министерства обороны СССР в Минск пришел важный документ, в котором, в частно­сти, говорилось:  «Все участники подвига 26 декабря 1943 года (27 бойцов и командиров), как удалось уста­новить, приказом командира 84-го стрелкового корпуса № 011/Н от 26 февраля 1944 года награждены ордена­ми Отечественной войны первой степени. Документов полка, дивизии и корпуса, по которым можно было бы навести справки, установить, когда и кому вручены эти награды (и вручены ли?), на хранении не имеется… Фотокарточек награжденных нет…»

В письмах следопытам родственники павших на Бе­зымянной высоте воинов сообщали, что ничего не знают

о судьбе своих мужей, отцов, братьев, сыновей, об их подвиге и награждении. Некоторые бойцы и по сей день считаются без вести пропавшими. Между тем статут ордена Отечественной войны предусматривает, что в случае смерти кавалера этого ордена его награда пере­дается родственникам для вечного хранения в семье.

Минские следопыты решили найти родственников каждого павшего воина. В этом им неоценимую помощь оказали органы милиции, сельские Советы народных де­путатов, райвоенкоматы. Десятки людей, узнав о под­виге 27 отважных советских воинов, не пожалели труда, сил, личного времени.