Разгар подготовки обороны


— Товарищи командиры,— обратился к офицерам майор Фесенко.— Мы не достигли намеченного коман­дованием армии рубежа. По сообщению разведчиков, впе­реди вся дорога забита брошенной гитлеровцами техни­кой. Объехать ее невозможно: по обе стороны дороги — болото. С тыла вот-вот может появиться новая колонна фашистов. Командир полка приказал продолжать дви­жение к намеченной цели. Я хотел бы услышать ваше мнение, как это сделать.

Капитаны Верещагин, Енгалычев, Гуцалюк высказа­лись за то, чтобы занимать здесь круговую оборону. Их поддержали майор Андросов и другие офицеры.

В самый разгар подготовки обороны у восточной окраины деревни раздалась автоматная очередь. Вскоре майору Н. П. Фесенко доставили планшет, снятый с уби­того фашистского кавалериста. В планшете находился приказ исполняющего обязанности командующего 4-й армией генерала Мюллера командиру 78-й штурмовой дивизии генералу Трауту, в котором последнему предпи­сывалось занять и удерживать важный перекресток до­рог, чтобы пропустить на запад отходившие из «котла» немецкие войска. Приказ генерала Мюллера до Траута не дошел.

Полк расположился вокруг деревни Ротковщина. Бы­ли выставлены дозоры, посланы разведчики, которые вскоре донесли, что со стороны деревни Шабуни движет­ся вражеская колонна. Когда дозорные услышали шум приближающейся колонны гитлеровцев, они выпустили несколько белых ракет, заливших ярким светом все вок­руг. Этого оказалось достаточно, чтобы артиллеристы увидели медленно выходивших из леса гитлеровцев и взяли их на прицел.

Первым по гитлеровцам ударило орудие парторга ба­тареи старшего сержанта В. Т. Завадского. Его поддер­жали расчеты старших сержантов И. Е. Филюхина, В. И. Малахова и Г. П. Корякова. Загорелись первые автома­шины фашистов, остановились и задымили два броне­транспортера. Горящие автомашины осветили колонну, а уничтоженные бронетранспортеры перекрыли ей путь. Она остановилась. Гитлеровцы разбегались во все сторо­ны. Многие бросились назад, в лес.

Увидев такую реакцию гитлеровцев, командир 1-й ба­тареи старший лейтенант Иван Алексеевич Пустогов от­дал команду своим расчетам, которые располагались по правую сторону от дороги на Шабуни:

— По гитлеровцам осколочными — огонь!

Расчет сержанта Нилова первым из батареи открыл огонь. Снаряды ложились в самую гущу вражеской ко­лонны. Одновременно с ним били по врагу орудия стар­ших сержантов Ураза Султанова и Алексея Ивановича Коровникова, сержанта Виктора Ивановича Горшнева.