Проверка боевых машин


С радостью покидали бойцы надоевшие за полгода окопы, на дне которых не просыхала вода. По несколь­ку раз в день приходилось протирать оружие. Обувь и ремни покрывались плесенью.

Генерал-лейтенанту Трауту и в голову не приходило, что именно через непроходимые Осиновские болота рус­ские пустят свои танки. В течение нескольких дней раз­ведка доносила ему, что гул советских танков постоянно слышен вдоль насыпи узкоколейки. И он был уверен, что именно там русские сосредоточивают свои танки. Словом, нашему командованию удалось сбить с толку гитлеровского генерала.

На богушевском направлении сразу же обозначился успех, а в районе Орши войскам генерала К. Н. Галиц­кого взломать оборону противника на всю глубину не удалось. Командующий фронтом генерал-полковник И. Д. Черняховский прислал на помощь авиацию, кото­рая обрушила свои удары на вражеские траншеи, доты, дзоты, другие опорные пункты. К ночному прорыву гото­вилась большая группа танков с десантом. По приказу командира 26-й гвардейской стрелковой дивизии гене­рал-майора Г. И. Чернова в десант была выделена 1-я рота 77-го гвардейского стрелкового полка, которой командовал гвардии старший лейтенант Зеленюк. Среди десантников находился и девятнадцатилетний юноша из города Макарьево Костромской области Юрий Василь­евич Смирнов.

Ночью рота гвардии старшего лейтенанта Зеленюка прибыла к танкистам. Последние приготовления, послед­няя проверка боевых машин, наличия боеприпасов. И, наконец, долгожданная команда «По танкам!»

Преодолев болотистую местность, танки подмяли встретившиеся на пути пулеметные точки, уничтожили несколько противотанковых пушек врага и устремились к автомагистрали Москва—Минск. Здесь, у шоссе с правой стороны, располагалась деревня Шалашино, с ле­вой — деревня Голяши. Во время прорыва вражеской обороны рядовой Юрий Смирнов был тяжело ранен в плечо и упал с танка.

Гитлеровские солдаты привели Смирнова в штабную землянку.

— Допросить,— приказал Траут.

За допрос принялись работники разведывательного отдела.

— Какая воинская часть прорвалась в тыл немецких

войск?

В ответ — молчание.

— Сколько прошло танков? С какой целью? Куда на­правились?

Снова молчание.

Ни на один вопрос гитлеровцев не ответил советский воин-комсомолец.

Тогда фашисты стали избивать гвардейца. Но ни пытки, ни истязания — ничто не помогло врагу заставить советского бойца раскрыть военную тайну.