Последняя самая ожесто­ченная атака гитлеровцев


   Около 16 часов началась последняя самая ожесто­ченная атака гитлеровцев. После артиллерийского и ми­нометного обстрела при поддержке нескольких тяжелых танков «тигр» цепи гитлеровцев устремились из Ачуке­вичей и Галыни на Любчу. Наблюдатели на колокольне костела сразу же увидели движение танков и пехоты и передали комбригу. Он поднялся на наблюдательный пункт, осмотрел в бинокль наступающие цепи гитлеров­цев и, спускаясь с колокольни, бросил на ходу: «Я к ар­тиллеристам!» Через несколько минут он скакал на ло­шади к развилке дорог, где была огневая позиция артил­леристов. Фадеев успел сделать несколько выстрелов по приближающимся танкам, но они продолжали движе­ние. Тогда Шашкин отстранил наводчика Дмитрия Бойчука и сам примостился у панорамы.

— Бронебойный! — отдал команду заряжающему А. Тыросу.

Подносчик снарядов Т. Пащенко взял из лотка бро­небойный снаряд, передал его Тыросу, который зарядил орудие, закрыв замок. Шашкин долго ловил в пере­крестие панорамы вражеский танк. Наконец выстрел. Снаряд ударил в броню танка, высек из нее сноп искр, однако танк продолжал двигаться.

Второй снаряд также не причинил вреда стальному чудовищу. Тогда командир бригады понял, что винова­ты не артиллеристы, а броня танка, которую не берет снаряд сорокопятки.

Два танка, двигавшиеся из Ачукевичей, вели огонь по позициям партизан. Один из снарядов угодил в ко­локольню костела. Наблюдатели быстро покинули пло­щадку. Пулеметчик Василий Войтович выпустил еще две длинные очереди по цепи атакующих и поспешил сбежать по ступенькам. Только он успел отбежать к ограде, как второй снаряд из гитлеровского танка снес верх колокольни вместе со звонницей. Храбро сража­лись ворошиловцы, но и Хабибулину из своего противо­танкового ружья не удалось остановить фашистские танки. Боеприпасы заканчивались.