Пехот­ные подразделения поляков


Цепи поляков прошли 600—700 метров по пойме, форсировали речку Мерею и двинулись на штурм первой траншеи противника. К этому времени немцы открыли пулеметный огонь по наступающим. По­ляки несли огромные потери, но одна цепь сменялась другой и атака продолжалась. Воины польской диви­зии, проявляя массовый героизм, стойкость, непреодоли­мое желание разгромить немцев, ворвались в первую траншею, в рукопашной схватке очистили ее от гитле­ровцев и устремились ко второй. Успехи польских сол­дат были бы более значительными, а потери меньшими, если бы пехоту вовремя поддержали танки, которые не смогли преодолеть речку Мерею. Многие из них застря­ли в болоте и стали мишенью для авиации противника, которая появилась через полтора—два часа после на­чала наступления. Группами по 20—30 самолетов они бомбили порядки сосредоточения танков, огневые пози­ции артиллерии, тыловые подразделения, боевые поряд­ки пехоты. Я не первый день на фронте, во многих боях участвовал, но даже мне было страшно смотреть на по­ле боя… В середине дня началась контратака пехоты и танков противника со стороны деревни Ползухи. Пехот­ные подразделения поляков попросили артиллерийской поддержки. Командующий артиллерией дивизии имени Т. Костюшко полковник Бевзюк, которому была подчи­нена вся артиллерия, находящаяся на этом участке фронта, отдал приказ открыть огонь по контратакую­щим гитлеровским танкам и пехоте. На немцев обру­шился сильный артиллерийский удар. Метко стреляли артиллеристы, в том числе моего дивизиона. Мы видели, как горели фашистские танки, от осколков снарядов, а также от огня польских пехотинцев огромные потери несла немецкая пехота. Общими усилиями контратака была сорвана.

О бое под Ленино рассказывал на встрече воинов-костюшковцев в Варшаве с учащимися школ в октябре 1988 года бывший радист батареи управления 1-го пол­ка артиллерии, ныне заведующий кафедрой хирургиче­ской стоматологии Белорусского Государственного ор­дена Трудового Красного Знамени института усовер­шенствования врачей доктор медицинских наук профес­сор Генрих Владиславович Кручинский:

— Вечером 11 октября мы сменили советских мино­метчиков. Позиция наша находилась на высотке. Всю ночь и день 11 октября рыли окопы в полный профиль, готовили командный пункт полка под интенсивным ар­тиллерийско-минометным огнем противника, который корректировал наблюдатель на немецком самолете-разведчике, прозванном нашими воинами «рамой».