Отражение атаки наступавших гитлеровцев


Во время отражения атаки я увидел, что у орудия Коршунова разорвался вражеский снаряд — фа­шисты вывели из леса на прямую наводку зенитную ба­тарею. Вторым снарядом мы с наводчиком Авдеевым уничтожили одну вражескую пушку, остальные обруши­ли весь огонь на наши два орудия. Вскоре весь расчет Коршунова и его орудие были выведены из строя. Теперь бой с врагом на этом участке обороны вели мы одни. В стороне, где находилось орудие Коршунова, продол­жали раздаваться автоматные очереди, вскоре прекра­тились и они. От разорвавшегося рядом снаряда погибли подносчик снарядов Иван Семенович Шевчук и заряжа­ющий сержант Петр Иванович Пьянков. Мы с Авдеевым остались вдвоем у орудия.

В полку Анатолий Константинович Авдеев появился весной 1943 года. К ним на батарею он пришел на должность наводчика орудия. Смоленский паренек, призван­ный в армию после освобождения района нашими вой­сками, оказался хорошим воином. За подбитый танк и три уничтоженные вражеские пулеметные точки Анато­лий Авдеев был награжден орденом Красной Звезды, еще раньше получил медаль «За отвагу».

При отражении вражеских атак у деревни Ротков­щина раскрылся талант воина, его преданность Родине, ненависть к врагам. Когда осталось несколько снарядов, я послал Авдеева поискать снаряды у разбитых орудий нашей и других батарей, сам начал расстреливать фа­шистскую технику. Одним снарядом мне удалось пере­вернуть вверх колесами зенитную пушку врага и уничто­жить ее расчет. Вторым поднял на воздух до десятка гитлеровцев, третьим перебил гусеницу у самоходного орудия. Остался один снаряд, который я решил исполь­зовать для уничтожения своего орудия, чувствуя, что спасти его мне не удастся, а оставлять врагу исправным я не мог…

В это время в 300—400 метрах от огневой позиции Макулина, у землянки, где находились тяжело раненные артиллеристы, началась автоматная перестрелка.

Для размещения раненых по приказу майора Фесенко старший лейтенант Резник приспособил несколько зем­лянок, вырытых местными жителями, которые прята­лись в лесах. Резнику помогали санинструкторы стар­шина Алексей Григорьевич Гайкалов, гвардии стар­шина Клавдия Александровна Семенова. Часто достав­ляли раненых Катя Троицкая, Александр Григорьев, другие санинструкторы батарей. Раненых было много. С легкими ранениями все оставались в строю, с тяжелы­ми — размещали здесь, в землянках. Им оказывали по­сильную в таких условиях помощь.