Освобождение поселков от гитлеровцев


Лейтенант взял гранаты, автомат и, подойдя к углу улицы, посмотрел на перекресток. Большой кирпичный дом преграждал движение на запад.

— Огонь,— скомандовал лейтенант. И как только автоматчики ударили по окнам, офицер бросился к дому. Из окна полуподвала запоздало застрочил пулемет, тот­час туда влетела граната, брошенная лейтенантом Крав­ченко. Вражеский пулемет замолк, и штурмовая группа, преодолев перекресток, очистила дом от гитлеровцев.

Во время перебежки к очередному дому лейтенант Кравченко был ранен. Он упал, не добежав до угла. Парторг роты сержант Цхададзе скомандовал:

— Вперед! — и увлек воинов за собой.

Когда выбили гитлеровцев из дома, Цхададзе прика­зал пулеметчику Плешкову и рядовому Уварову отнес­ти командира в безопасное место, оказать ему помощь, а сам во главе штурмовой группы продолжал очищать от врага дом за домом.

Передав раненого в руки санитаров, Плешков с Ува­ровым вернулись к группе. В это время с чердака одно­этажного дома по наступающим ударил пулемет. Цха­дадзе дал сигнал танкистам, которым понадобился все­го один снаряд, чтобы снести крышу вместе с пулемет­чиками.

К шести часам вечера 6 сентября Хотимск был освобожден от противника полностью. Бой затих. На улицах появились жители. Они обнимали воинов, целовали их, не стыдясь слез радости. Наконец-то пришел день избавления от фашистского ига, день освобож­дения.

На площадь города медленно вползли три танка Т-34 из группы старшего лейтенанта Михаила Порфирьевича Яворского. Автоматчики шли следом, а на броне боевых машин сидели, тесно прижавшись друг к другу, дети, худые, грязные, изможденные. Но глаза их светились радостью, счастьем.

Когда старший лейтенант Яворский получил приказ найти колонну жителей поселка и освободить их, он по­садил на броню танков автоматчиков, сам сел в голов­ную машину и устремился на запад. Километрах в пяти от поселка они нагнали колонну, подгоняемую прикла­дами конвоиров.