Огневые позиции фашистов


Смертельное ранение получил командир орудия Ураз Султанов, который скончался на огневой позиции у свое­го орудия. Катя ничем не смогла ему помочь. Девушка заплакала от обиды и, схватив автомат, выпустила длин­ную очередь по бегущим фашистам. К ней подполз рядо­вой И. Ф. Маринков, у которого из левой руки текла кровь. Катя быстро его перевязала и поползла к орудию Нилова, где также появились раненые. Лейтенант Андро­сов сам начал командовать орудием Султанова. Чтобы знать о том, что происходит у Нилова, послал к нему раз­ведчика младшего сержанта Василия Ивановича Зайце­ва. Наводчик Иванов был также ранен. Троицкая пере­вязала его и снова снаряды из орудия Ивана Федоровича Нилова ложились точно — в самую гущу фашистов.

По наседавшим гитлеровцам били орудия старших сержантов Федора Никифоровича Новоселова и Ивана Гавриловича Мамыкина из 3-й батареи. К их огневым позициям вражеские солдаты пока не доходили — сдер­живал огонь 1, 2 и 5-й батарей. Своим огнем орудия Сте­панова, Новоселова и Мамыкина помогали тем, кто при­нимал на себя главный удар фашистов. Командиру ба­тареи старшему лейтенанту М. Д. Яковенко в этом бою приходилось трудно — на батарее из офицеров остался он и командир огневого взвода старший лейтенант Ко­маров (выбыли из строя старший лейтенант П. С. Финогин и младший лейтенант А. М. Гришечко). Старший сер­жант Степанов — опытный командир орудия, поэтому больше внимания Яковенко уделял другим расчетам. В начале боя он подошел к Степанову, побеседовал с ним, одобрил выбранную огневую позицию. Уходя, ска­зал:

— Александр Андреевич, надеюсь на тебя полностью. Смотри в оба. Я — к Короткову. Ему нужно помочь. Загляну к Новоселову и Мамыкину. Уверен — и они вы­стоят. У орудия оставь только самых необходимых. Ос­тальных — в ячейки с автоматами и пулеметом. Кто знает, сколько времени нам здесь придется драться. Экономьте боеприпасы: подвоза не будет.