Натиск фашистов


Рядом с этим расчетом отбивали натиск фашистов орудия старшего сержанта А. И. Коровникова и сержан­та В. И. Горшнева. Левее их вело огонь орудие Султано­ва, которым командовал лейтенант Андросов. Когда оче­редная атака гитлеровцев захлебнулась, он отдал при­каз оставшимся в живых артиллеристам своего взвода:

— Все к убитым немцам. Собрать оружие. Главное — автоматы, патроны к ним, гранаты.

Иван Петрович рассчитывал использовать против немцев их же оружие, потому что снаряды кончались, часть орудий была выведена из строя, остался неболь­шой запас патронов к стрелковому оружию. Молодой ко­мандир взвода решил пополнить свои запасы за счет врага. Минут через тридцать было собрано несколько десятков немецких автоматов, около сотни гранат, запас­ные рожки к автоматам, пистолеты.

Гитлеровцы снова пошли на прорыв. Лейтенант Анд­росов видел, что огонь их батареи ослабевал. Орудие сержанта Горшнева молчало, старшего сержанта Коровникова стреляло редко. Только его орудие и сержанта Нилова били без перерывов. Он послал рядового Алексея Семеновича Пугина и связиста Федора Константиновича Коптева уточнить обстановку у соседних орудий, выяс­нить, где комбат Пустогов.

Минут через двадцать вернулся Коптев с наводчиком сержантом Василием Ивановичем Разуваевым и доло­жил:

— Товарищ лейтенант! Старший лейтенант Пустогов тяжело ранен, лейтенант Козубенко погиб у орудия Горш­нева. Орудие разбито. Погибли также сержант Горшнев и заряжающий Заворский. Остальные члены расчета получили тяжелые ранения и отправлены на сборный пункт. У разбитого орудия находился только наводчик Разуваев. Оставшиеся снаряды принесли к нашему ору­дию. Наш Пугин тоже погиб.

Рядом со станиной орудия упала немецкая мина и взорвалась. Взмахнув руками, замертво упал Коптев. Два осколка попали в левую руку и плечо лейтенанта Андросова. Радисту Владимиру Дмитриевичу Калугину осколок угодил в висок. Катя Троицкая перевязала лей­тенанту Андросову раны и хотела отвести его в землян­ку, где находились раненые.

— Нет, старшина. Пока я жив, мое место у орудий,— ответил мужественный офицер.— Лучше Вы проберитесь к Нилову и Коровникову. У них тоже есть раненые. Помо­гите им.