Направление атак гитлеровцев


Командир 5-й батареи капитан Иван Афанасьевич Мальковец, получив приказ Фесенко, разместил огневой взвод младшего лейтенанта Николая Павловича Рома­нова справа от дороги, а младшего лейтенанта Леонида Михайловича Панкова — слева. Боевые расчеты гвардии старшего сержанта Михаила Федотовича Теплова и стар­шего сержанта Николая Николаевича Мельникова пер­выми на батарее открыли огонь по гитлеровцам.

Бой полка был коротким. Немцы скрылись в лесу и не появлялись. Артиллеристы понимали, что это только начало боя. Никто не знал, каким он будет в дальней­шем. Понимали, что будет тяжелым. Поэтому все расче­ты использовали затишье для улучшения своих огневых позиций — более точной установки орудий, рытья ячеек и окопов, заготовки боеприпасов. Лейтенант Л. В. Леон­тьев и майор П. Е. Андросов побывали на огневых позициях многих боевых расчетов, побеседовали с воинами, еще раз рассказали о задачах полка в этом бою. Майор Андросов побывал в огневом взводе сына Ивана, кото­рого несколько месяцев назад ему удалось разыскать на передовой и добиться у командования перевода к себе в полк.

Майор Фесенко понимал, что главную опасность, ос­новное направление атак гитлеровцев следует ожидать с востока, со стороны Шабуней. Поэтому после отражения первой попытки фашистов прорваться на запад он обо­шел огневые позиции 1, 2 и 5-й батарей. Опытный артил­лерист, кадровый командир еще раз посмотрел, как рас­ставили орудия командиры батарей и огневых взводов, побеседовал с офицерами и солдатами, нацелил воинов на жесткую оборону и меткий огонь. Когда подошел к орудию парторга 5-й батареи гвардии старшего сержанта Теплова, командир орудия начал докладывать, чем зани­мается расчет. Он остановил Теплова:

— Лучше скажи мне, парторг, какое настроение у воинов батареи? О чем люди думают?

— Настроение боевое,— ответил Теплов.— А думают они о том, как больше уничтожить фашистов, чтобы лег­че было потом нам брать Берлин. Люди верят в свои силы, в нашу победу. Волнует только то, что нет стрелков с нами, но, думаю, справимся сами, хотя и чувствую — будет тяжело. Об этом и на батарее говорю с воинами.