Налет фашистской авиации на Москву


Как лучшую работницу торговли Мосторг послал Александру Гвытьеву на учебу в Московский торговый техникум. Там ее и застала война. В техникуме Шура окончила курсы Красного Креста. 22 июля во время пер­вого налета фашистской авиации на столицу нашей Ро­дины Москву вместе с подругами Гвытьева прибежала в бомбоубежище. Подруги взяли с собой противогазы, а она захватила санитарную сумку с медикаментами и пе­ревязочным материалом. Появились раненые, и Шура оказала им помощь.

— Та ночь и решила мою судьбу,— вспоминала Александра Семеновна много лет спустя после войны на встрече с московскими школьниками.— Утром я пошла в райком комсомола с просьбой отправить меня на фронт. Секретарь райкома отослал меня обратно. Пошла в рай­ком партии. И там отказ. Обратилась в райздравотдел. Показала справку об окончании курсов. Мне дали на­правление в истребительный батальон Свердловского района. Прихожу в штаб батальона, который находился в Успенском переулке. Сидит сурового вида человек, ве­дет прием добровольцев. Это командир батальона капи­тан Степанов. Терпеливо жду. Наконец подошла моя очередь. Положила на стол направление райздравотдела, справку об окончании курсов.

— Давно пионерский галстук сняла?

— Я уже кандидат партии. Вчера перевязывала ра­неных.

Степанов поглядел на меня и крикнул:

— Николай Николаевич, займитесь, пожалуйста…

Начальник штаба батальона Николаев долго разго­варивать со мною не стал, лишь сказал, чтобы явилась завтра. На следующий день я постриглась «под маль­чишку», уложила свои пожитки в рюкзак и в Успен­ский переулок.

— Я же велел прийти для переговоров, а ты уже и в поход готова,— удивился Николаев.

Не знаю, как бы решилась моя судьба, но тут из со­седней комнаты вышел человек в белом халате. Прислу­шался к нашему разговору, взял меня за руку, привел в медпункт и сказал:

— Для начала наведи здесь порядок.

Так я стала санинструктором.

— А что дальше было? — с нескрываемым интересом спрашивали следопыты.

— Дальше? — Александра Семеновна на минутку за­думывалась, а потом продолжала: — На всю жизнь за­помнился мне бой под Васильками.