Начало артиллерийской подготовки


Начало артиллерийской подготовки откладывалось из-за густого тумана, который скрыл от противобор­ствующих сторон передние рубежи обороны. Поэтому артиллеристы, их корректировщики не могли видеть результаты стрельбы и корректировать огонь.

В 9.20 прозвучал залп гвардейских минометов — зна­менитых «катюш». Вслед за ним советская и польская артиллерия открыла огонь и в течение 100 минут вела массированную обработку переднего края обороны немцев. Позже бывший командир дивизии костюшковцев генерал 3. Берлинг вспоминал, что для проведения артподготовки было сосредоточено 226 орудийных ство­лов на каждый километр по фронту. Это позволило со­здать мощный огневой налет. Казалось, что после такой артиллерийской обработки переднего края немцев за рекой Мерея на высотах 215,5 и 217,6 не осталось ниче­го живого. 100 минут бушевал огонь, дым заслонил все вокруг.

Заместитель командира дивизии по культурно-про­светительной работе полковник В. Сокорский вспоминал на встрече ветеранов:

— Огонь был ураганный. Все внимательно наблюда­ли за передним краем обороны противника. Дым и пыль, поднятые разрывами снарядов, стояли сплошной стеной. Наши солдаты-пехотинцы, сжимая в руках оружие, ожидали команды для начала атаки. Все напряжены до предела — для многих это первый бой, первое боевое испытание, крещение огнем. Немцы молчали. Через 40 минут артиллеристы перенесли свой огонь в глубину обо­роны. Враг молчит. Через 20 минут опять огненный на­лет по переднему краю, по огневым точкам врага, ко­торые были выявлены во время разведки боем баталь­она майора Ляховича. Мы думали, что после такого шквального налета в обороне немцев никого не осталось. Однако на деле все оказалось не так.

Начальник артиллерии 33-й армии генерал-лейтенант

В.   С. Бодров так оценивал этот момент боя:

— Я наблюдал начало атаки костюшковцев под Ле­нино 12 октября 1943 года. Артиллерийская подготовка была мощной, хорошо организованной командующим артиллерией дивизии полковником В. Бевзюком. Сол­даты шли во весь рост, как на параде. Их вид выражал уверенность, отвагу и смелость. Первые шаги по дороге к Польше солдаты дивизии делали с горячим желанием победить ненавистного врага.