Мужество и героизм офицеров


За мужество и героизм, проявленные в борьбе с фа­шизмом, гвардии сержанту Марии Васильевне Октябрь­ской Указом Президиума Верховного Совета СССР от 2 августа 1944 года присвоено высокое звание Героя Со­ветского Союза. Ее имя навечно занесено в списки тан­ковой части.

Небольшая деревня Калита в Смолевичском районе на Минщине. У развилки трех дорог братская могила. Под сенью белоствольных берез по­коится прах воинов, сражавшихся здесь против фашист­ских захватчиков летом 1944 года. Вместе с павшими бой­цами похоронена и Герой Советского Союза ефрейтор Татьяна Николаевна Барамзина. В энциклопедическом справочнике «Навечно в сердце народном» ей посвящены следующие строки: «…Родилась 19.12.1919 г. в г. Глазов Удмуртской АССР. Из рабочих. Русская. На фронте с 1943 г. Телефонистка ефрейтор Т. Н. Барамзина отличи­лась при освобождении Минской обл. 5.7.1944 г. в соста­ве батальона направлена в тыл врага для выполнения боевой задачи. У д. Пекалин Смолевичского р-на баталь­он вступил в бой с противником, который пытался выр­ваться из минского «котла». Т. Н. Барамзина из снай­перской винтовки уничтожила 20 гитлеровцев. В блин­даж, где она оказывала помощь раненым, ворвались фашисты и забросали его гранатами. Девушка отстрели­валась до последнего патрона, но была схвачена гитлеровцами. Погибла от пыток 5.7.1944 г., но военной тайны не выдала. Похоронена в д. Калита Смолевичского р-на. Ее именем названа ули­ца в Глазове».

Местный житель Влади­мир Миронович Сержанович рассказывает о событиях тех лет:

— Еду я на лошади из леса, где мы прятались, ког­да начался бой. Побитых и в поле, и у дороги, что лесу после бури навалено. Боль­ше всего фрицев. Так им и надо. Но и наших немало полегло. Может, думаю, кто еще живой есть. Заберу, по­могу. На Волме, на откосе, вижу: девчина в пилотке. Молоденькая. Красивая. Глянулось мне, будто шевель­нулась. У меня аж сердце зашлось. Подхватился с повоз­ки и к ней. Прибежал, стал как вкопанный. Боюсь дотро­нуться. Она была вся искалечена… Даже смотреть страшно…

Заплакал старый человек, вспомнив страшную кар­тину фашистского зверства.

— Когда наше подразделение отбросило гитлеровцев и подошло к блиндажу,— вспоминает ветеран 70-й стрел­ковой дивизии А. Дементьев,— возле него бойцы увиде­ли мужчину, скорбно склонившего голову. Он молчал, сжимая кулаки, роняя слезы, смотрел на убитую Таню. Рядом с ней лежало семнадцать погибших воинов…