Красноармейцы Кобыльченко и Капинус


Передав лейтенанту Владимирову приказ Бесхлеб­ного, Михаил Рапуков пополз в сторону позиций своего батальона.
За высотой весь снег был перемешан с зем­лей. Всё поле было в воронках. Повсюду рвались сна­ряды и мины. «Проскочить бы»,— думал Рапуков.

На высоте бой не утихал ни на одну минуту. Упор­но отбивались от наседавших гитлеровцев Григорий Мирошниченко и Дмитрий Кузьмин. Вблизи разорва­лась граната. Иссеченная осколками, повисла правая рука Кузьмина.

— Ты ранен! — крикнул Мирошниченко.

— Ничего. Буду левой… Подай гранаты…

До последнего дыхания сражались оба воина. Смертью храбрых пали младший лейтенант Д. Б. Идвабный, сержант В. Н. Цветков, красноармейцы И. Е. Чурилов, Н. А. Бабенко, Г. Е. Шевченко, П. В. Наумовский.

Могучий организм Мазура боролся с ранами, а их на спине и на ногах воина было несколько десятков. Придя в сознание, он попросил Мудрака перевязать спину. И опять взялся за оружие. Рядом вел огонь Николай Машенков. Оба истекали кровью. Чтобы не упасть, сол­даты поддерживали друг друга. Кончились патроны, осталась последняя граната, а фашисты совсем рядом.

На помощь друзьям с другого участка подоспели красноармейцы М. Д. Коваль и И. М. Кремпоха. Грана­тами и штыками они уложили еще пятерых гитлеровцев. Остальные отошли.

Боем руководил лейтенант Владимиров. Рядом с по­гибшим Мазуром на дне окопа парторг увидел умирав­шего Машенкова. Накануне этого боя в своем заявле­нии в парторганизацию он писал: «Перед вступлением в бой прошу меня считать коммунистом». Боец сражал­ся и умер, как коммунист.

День клонился к вечеру, а грохот боя не смолкал. Гитлеровцы накапливались на правом и левом флангах. Перед последней, шестой атакой противника на высоту вновь обрушились сотни снарядов и мин. Чтобы создать видимость сплошной обороны, лейтенант Владимиров перебегал по ходам сообщения от одной стрелковой ячейки к другой и вел огонь из автомата или пулемета.

По его приказу красноармейцы Кобыльченко и Капинус, вооружившись трофейными ручными пулемета­ми, держали оборону на левом фланге перед оврагом. На исходе патроны. В запасе всего несколько гранат.

—   Держитесь! — сказал им парторг. И они держа­лись. Когда густая цепь гитлеровцев вновь поднялась в атаку, бойцы встретили ее губительным огнем. Враг опять откатился. По высоте ударили минометы. Мины рвались за бруствером, в ходах сообщения, в ячейках. Сраженный осколками, упал Капинус. Кобыльченко осколок угодил в глаз. Гитлеровцы схватили истекав­ших кровью бойцов, бросили на сани поверх трупов своих солдат…