Генерал Берлинг


Генерал Берлинг приказал командиру взвода управле­ния взять двух автоматчиков и расстрелять гитлеровца. Фельдфебель понял, о чем идет речь, и начал просить о пощаде. Куда его вся спесь и высокомерие девались… Он упал на колени, обещая все рассказать и ответить на вопросы господина генерала. Немец рассказал (это подтвердили другие пленные), что они из 668-го пехот­ного полка 337-й дивизии, у них много артиллерии и танков, есть шестиствольные минометы. Он сообщил, что немцам стало известно о прибытии на фронт польской дивизии. У них в дивизии и в полку был зачитан приказ командующего 4-й полевой немецкой армии о том, что­бы воины фюрера приложили все усилия для разгрома и уничтожения первой польской дивизии. С этой целью сюда перебросили дополнительно значительное количе­ство авиации и танков, прислали специальное подразде­ление из профашистски настроенных поляков из запад­ных польских земель. Он сказал также, что будто немцы готовят какую-то акцию, но какую, фельдфебель не знал.

Помню, перед тем, как привели этих пленных, зво­нил командир 1-го полка пехоты подполковник Деркс и сообщил, что на участке батальона майора Ляховича пыталась перейти и сдаться в плен группа немецких солдат, но гитлеровцы почти всех уничтожили пулемет­ным и артиллерийским огнем. Остались в живых только двое с тяжелыми ранениями. Этими солдатами оказа­лись поляки, которых у немцев на этом участке фронта имелся целый батальон…

Очистив от врага первую траншею, воины-костюшковцы устремились ко второй линии, которая находи­лась возле деревни Ползухи, расположенной на важной для обеих сторон высоте, но встретили ожесточенное сопротивление противника. Начались контратаки нем­цев, поддержанные танками и самоходками «Ферди­нанд». Пришлось срочно вызывать огонь артиллерии, чтобы их отбить. Общими усилиями отбили контратаку и устремились вперед, ко второй линии окопов, вместе с ротами 2-го и 3-го батальонов.

Огонь немцев усиливался. Поляки несли большие потери, Видя это, подпоручник Смоляк принял единст­венно правильное решение. Опыт фронтовика подсказал ему во время боя учитывать сложившуюся обстановку, окружающую местность и в соответствии с этим прини­мать решения при выполнении приказа и поставленной боевой задачи. Он учел и то обстоятельство, что атакой в лоб сильно укрепленный опорный узел обороны нем­цев — деревню Ползухи — не зозьмешь, а если и удастся взять, то с большими потерями для наступающих. Он заметил во время боя, что левее, вдоль деревни Ползу­хи, тянется большой овраг, заросший кустарником, и пе­ребежками увлек в него роту. Это предохранило воинов от вражеского огня, дало возможность незаметно по­дойти к обороняющимся и неожиданным ударом во фланг посеять панику среди немцев. Такими действиями роты воспользовались другие подразделения полка. В результате вторая линия обороны немцев была взлома­на.