Форсирование Днепра


Фамилия Шепиленко не раз встречается в докумен­тах 108-й стрелковой дивизии. Идет ли речь о форсиро­вании Десны, о боях на Пронинском плацдарме или форсировании Днепра, о штурме высоты 105,4 на Друти или Данцига, о дерзком броске через Одер под Штетти­ном. Во многих документах можно прочитать такие строки, как «Старший сержант Шепиленко с возгласом «За Родину!» первым ворвался в траншею противника», «При отражении контратаки на высоту 161,8 комсорг полка Шепиленко заменил убитого пулеметчика и огнем пулемета отсек от танков вражескую пехоту», «Старший сержант Шепиленко принял командование взводом, когда погиб командир».

— Шепиленко был хорошо подготовленным пехотин­цем,— продолжал рассказ генерал-майор Теремов.— Он мог действовать как стрелок, пулеметчик, сапер, на­водчик.

В промежутках между боями комсорг передавал боевой опыт молодым солдатам. Собрав группу бойцов, он говорил:

— Глядите,— и, плюхнувшись в снег, полз по-пла­стунски, ужом.

Затем полз кто-либо из молодых солдат.

— Не так. Казенная часть торчит над снегом, пулю зацепишь… С такой раной стыдно будет домой вернуть­ся. Смотри, как делаю я.— И комсорг снова полз, сдви­гая перед собой горкой снег.

Василий Шепиленко отличился и под Бобруйском во время отражения «психической» атаки. У одного из ору­дий вышел из строя весь расчет. Комсорг полка встал за наводчика. Помогал ему младший сержант Гречкосий. Более восьмидесяти снарядов выпустили они в упор по озверевшему врагу. Уже в конце боя, когда добива­ли последних гитлеровцев, пал смертью храбрых Гри­горий Федорович Гречкосий, уроженец Украины, про­шедший с боями сотни километров фронтовых дорог.

Скоротечные схватки с врагом происходили на огне­вых позициях артиллеристов в глубине обороны стрел­ковых полков. Здесь дрались с теми гитлеровцами, кото­рые прорвались сквозь огневой щит и через позиции стрелков. С группой вражеских солдат схватились вру­копашную бойцы роты лейтенанта Георгия Николаевича Тишкова из 407-го стрелкового полка. Сам командир роты, почти двухметрового роста великан с забинтован­ной головой, как дубиной, бил бегущих фашистов авто­матом. Последнего гитлеровца сразил очередью.

Ворвались фашисты и на огневую позицию орудия сержанта Тихомирова из 539-го стрелкового полка. В живых остались лишь командир орудия Тихомиров и заряжающий Феодосий Семенович Севастьянов. Нерав­ный был бой — двое против десяти. Фашист занес над Тихомировым нож. Севастьянов бросился к гитлеровцу, но не успел уклониться. Сержант упал на лафет пушки с ножом в спине. Севастьянов схватился с фашистом. Трудная была схватка, но прикончил гитлеровца. Уже будучи тяжело раненным, Феодосий Семенович уложил очередью из автомата последнего фрица.