Братская могила советских воинов


Уроженка Ротковщины (после войны деревня не воз­рождена), тогда директор Пекалинской средней школы, Валентина Михайловна Алехнович на этой встрече рас­сказывала:

— После окончания боя у Ротковщины жители де­ревни вернулись домой из леса, где прятались от гитле­ровцев. Мы помогали армейской похоронной команде собирать и хоронить трупы вражеских солдат и офице­ров. Их было столько, что трудно сосчитать.

За братской могилой советских воинов ухаживают учащиеся школы и жители деревни Пекалин. У обелис­ка и на братской могиле всегда живые цветы.

 «Много девушек — удивительных геро­инь было в Великую Отечественную войну. Им приходи­лось на войне намного труднее, чем нам. Но я не знаю, был ли еще хоть один пример, когда девушка водила в бой пехотинцев-разведчиков. Коммунист Ирина Попова водила…» Эти слова принадлежат выпускнику 272-й московской средней школы, ветерану Отечественной вой­ны, ныне доктору физико-математических наук, заслу­женному деятелю науки, лауреату Государственной пре­мии СССР Льву Александровичу Шувалову. В газете «Известия» он писал, что в 53-й московской (бывшей 272-й) средней школе есть мемориальная доска. На ней золотыми буквами выбиты фамилии тех, кто не вер­нулся с войны: с именами и отчествами — учителей, без отчеств — учеников. Только из одноклассников Шува­лова на мемориальной доске выбито золотом одиннад­цать фамилий. Десять фамилий ребят и одна фамилия девушки — Ирины Поповой.

Ирина не успела опреде­лить свое место в жизни. Этому помешала война. Как и сотни сверстников и свер­стниц, Ирина написала за­явление в военкомат. Осенью 1941 года Поповой вручили повестку о призыве в Крас­ную Армию. У девушки был красивый почерк, что сыгра­ло немаловажную роль при определении ее судьбы. Она оказалась в штабе одной из армий, защищавших подсту­пы к Москве, а затем вместе с ним побывала на разных фронтах. Но не таков харак­тер у Ирины, чтобы быть вдали от переднего края.

В своих письмах с фронта Ирина писала, что зави­дует тем, кто с оружием в руках может лично уничто­жать врага, что ей не удается вырваться на передовую, что пока «воюет» с бумагами. «Но я не теряю надеж­ды,— эти слова она повторяет во многих письмах.— А пока тренируюсь в верховой езде и стрельбе, готовлю себя к трудностям настоящей фронтовой жизни».