Бой у Ротковщины


Бывший связист 3-й батареи Григорий Александрович Егоров во время встречи ветеранов полка с учащимися Смоленской школы-интерната рассказывал:

— Бой у Ротковщины я хорошо помню. Очень тяже­лый был поединок с отходящими на запад гитлеровцами. Особенно трудно было во время отражения последней атаки. Фашисты лезли напролом, не считаясь с потеря­ми. Мы уничтожали их артиллерийским огнем. Когда немцы подходили на близкое расстояние, в ход шли ка­рабины, автоматы и даже гранаты. У меня перед глаза­ми до сих пор поединок командира орудия Николая Ни­кифоровича Петрова и его расчета с гитлеровцами. Они уничтожили три орудия, два миномета, несколько пуле­метных точек. Когда фашисты приблизились к огневой позиции, в ход пошло стрелковое оружие. Подносчик снарядов Федор Иванович Молоток своим телом прикрыл командира орудия и погиб как герой. Смертью храбрых у орудия пал шофер Михаил Александрович Чижевский, уничтожив из автомата около двадцати фашистов. Рас­чет орудия дрался с врагом до последнего патрона, нес­мотря на то что все были ранены…

У орудия, где наводчиком был Фортункин, сражались два полковых связиста Алексей Павлович Глимаков и Владимир Иванович Тимофеев. Они обеспечивали надеж­ной связью майора Фесенко с 3-й батареей, а когда приблизились гитлеровцы к огневой, отложили телефонные аппараты и взялись за автоматы.

От их меткого огня не один десяток фашистских солдат и офицеров навсегда остался у деревни Ротковщина. Враг не прошел через огневую. Во время отраже­ния последней атаки гитлеровцев Владимир Никитович Фортункин получил тяжелое ранение в грудь, но не ушел с огневой.

Воины полка дрались с врагом уже много часов. Силы артиллеристов таяли — гитлеровцев было в 15— 20 раз больше. Они наступали со всех сторон. 1-я бата­рея понесла большие потери. Перед последней атакой в строю оставалось менее половины личного состава, из офицеров — лейтенант Андросов и младший лейтенант Михаил Семенович Коржик. Оба были ранены. Будучи раненным, остался у орудия старший сержант Алексей Иванович Коровников. Началась последняя, самая страшная атака гитлеровцев. Минут двадцать они об­стреливали позиции наших артиллеристов из орудий и минометов. Поредевшие расчеты Нилова, Коровникова и Андросова отвечали прицельным огнем. Иван Федорович Нилов поймал в перекрестие зенитку фашистов, которую только что выкатили из леса. Одного снаряда хватило опытному артиллеристу, чтобы уничтожить ее вместе с расчетом.