Бои на юге страны


На предельной скорости вел свою машину и гвардии старшина В. Г. Белькевич. Сразу же за мостом он на­ткнулся на противотанковую пушку. Но гитлеровцы не успели выстрелить, танк подмял ее под себя вместе с расчетом.

Ровно четыре года прошло с тех пор, как Валентин Белькевич оставил стены родного города. Тогда, летом 1940 года, Ворошиловский райвоенкомат Минска при­звал его на службу и направил в только что освобожден­ную Бессарабию. После окончания полковой школы его оставили служить в 21-м танковом полку. Здесь и заста­ла война. На подступах к Кишиневу разгорелся первый для Белькевича бой с врагом, в котором он проявил вы­держку и храбрость.

А потом были изнурительные бои на юге страны — под Одессой, Полтавой, Харьковом, в Донбассе, у Ростова-на-Дону, Старого Оскола. Отважным воином про­явил себя Белькевич в боях за Сталинград, участвовал в рейде танкового корпуса генерал-майора танковых войск В. М. Баданова по тылам врага. За 15 дней танкисты прошли около 300 километров, захватили железнодо­рожную станцию Тацинская, близ которой был аэро­дром. Станция являлась базой снабжения немецкой группировки под Сталинградом. В итоге этого рейда тан­кисты вывели из строя более 11 тысяч солдат и офицеров противника, 432 самолета разных конструкций, 116 тан­ков, 165 орудий и много другой боевой техники. Соеди­нению присвоили звание гвардейского и впредь оно стало называться 2-м гвардейским Тацинским танковым кор­пусом. Надежно управлял боевой машиной в этом рейде и механик-водитель Белькевич. Бои за освобождение Во­рошиловграда и Харькова, Курска и Ельни, Смоленска и Орши — незабываемые вехи боевого пути гвардейца-белоруса.

Уверенно вел Белькевич свою боевую машину и по родному городу Минску. Экипаж танка огнем и гусени­цами уничтожал вражеских подрывников-факельщиков, самоходные и противотанковые пушки, фаустпатронников.

К вечеру утих шум боя в городе, и гвардии старшина Белькевич отпросился у командира батальона навестить родителей.

— Сколько же я тебя ждала, сыночек ты мой,— вос­кликнула мать, увидев на пороге сына.— Жив, дорогой мой!

Вытирая краем платка слезы, мать сообщила печаль­ную весть: сестру Таню фашисты убили. Трижды удава­лось ей спастись от угона в рабство, а на четвертый раз не ушла от жандармов, застрелили из автомата, когда она убегала от облавы.