Артиллеристы дивизиона 575-го артполка


Отличились в этом бою и артиллеристы дивизиона 575-го артполка. Дивизионом командовал майор Алек­сей Иванович Новичков, ветеран части. Войну он начал в конце июня 1941 года на минском направлении. Тогда, в районе Дзержинска, командовал батареей 76-милли­метровых орудий. Уничтожая вражескую технику и жи­вую силу, с боями отходил на восток. В сражении у де­ревни Долбилово, что на Орловщине, 19 июля 1943 года на позиции его дивизиона двигалось 100 танков из 9-й и 20-й танковых дивизий гитлеровцев. 5-й батареей ко­мандовал девятнадцатилетний старший лейтенант Илларион Андреевич Гром. На следующий день дивизионная газета «Знамя свободы» поместила статно «Шесть орудий против ста танков», в которой подробно описан подвиг Грома и его подчиненных.

На встрече ветеранов 575-го артиллерийского полка в Москве в мае 1983 года бывший командир этого полка майор в отставке Алексей Иванович Новичков вспомнил тех, кто спас воинов стрелковых полков под Орлом у Долбилово. Позже он рассказал, с каким мужеством дрались воины дивизиона:                    расчеты орудий старшего сержанта И. П. Федунина и сержанта П. Васнецова, наводчик И. Ефремов и заряжающий П. Корень, радист полка В. Ильин и командир батареи старший лейтенант И. А. Гром, батарея капитана Г. Головко и отдельный истребительно-противотанковый дивизион А. Ормана. Самого Новичкова тогда откапывали саперы.

— Особенно тяжело было батарее Грома,— расска­зывал Новичков.— Она находилась впереди всех, и ей, естественно, больше других доставалось от врага. Лич­ный состав батареи таял на глазах. Гром увидел, как у одного из орудий был выведен из строя весь расчет. Он подбежал к орудию, отодвинул в сторону погибшего наводчика и, поймав в перекрестие прицела фашистский

танк, выстрелил. Машина завертелась с перебитой гу­сеницей.

— Снаряд! — скомандовал Гром, но рядом никого не было. И тут он увидел пробегавшего мимо полкового радиста В. Ильина.

— Ильин, быстро снаряд!

Орудие вновь «заработало». Снаряды ложились точ­но в цель. Комбат протянул руки за очередным, но не почувствовал тяжести на ладонях. Обернувшись, уви­дел, что Ильин убит. Шагнул к ящику с боеприпасами. Перед его глазами предстала страшная картина: боец, у которого была оторвана нога, весь в крови, держал в руках снаряд. Увидев Грома, протянул ему. Как только комбат взял из его рук снаряд, он упал и потерял сознание.